Есенин мужской национальности

Автор: beda (Жуков)

ЕСЕНИН МУЖСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ
Советы Жучкам от Жучки
Содержание:
1. Зачем нам эти Еськи, или Что мешает нам быть счастливыми.
2. Встреча с Еськой, или Кто кого поймал.
3. Руководство по содержанию Еськи.
Часть 1. Зачем нам эти Еськи, или Что мешает нам быть счастливыми.
Речь у нас здесь пойдет все больше о Еськах.
Еська, как недавно установила наука, это такой бело-интуитивный пушистый зверек, на которого нужно охотится Жучкам. Наукой установлено, что если Жучка поймает Еську (или Еська Жучку), то им обоим будет очень хорошо. Жучка будет Еську сенсорно-логически вылизывать, отчего у Еськи повысится белизна и пушистость, и станет он весь красивый и здоровый. А Еська будет мурлыкать Жучке интуитивно-этические песни, отчего у Жучки пройдет желание выть на Луну о том, что ее никто не любит; повысится тонус, улучшится чутье, и будет она бодрая и хищная.

Однако, пусть голой теорией занимаются какие-нибудь другие ТИМы.
А мы никак не можем пройти мимо того вопиющего факта действительности, что Жучки почему-то ловят Есек до обидного редко (ну, во всяком случае, много реже, чем хотелось бы), а ловят они зачем-то разных совсем уж посторонних зверей. Еськи тоже ловят посторонних зверей. Но почему они это делают – отдельный вопрос, и пускай Еськи на него отвечают.
Прежде чем перейти непосредственно к теме нашего интереса, для начала разберем, кого же Жучки ловят в реальности, зачем они это делают, и почему им этого делать не надо.
Итак, на каких Не Тех Зверей мы охотимся, и зачем мы это делаем?

Есть такая пакостная штука, называется – гендерные стереотипы. Говоря попросту, бытующие в том или ином социуме представления о том, Каким Должен Быть Настоящий Мужчина и Какой Должна Быть Настоящая Женщина.
Подчеркиваю, я здесь говорю именно о стереотипах, а не, собственно о мужественности и женственности. Это – сущности подлинные, вечные, и очень глубокие. Стереотипы же поверхностны и меняются в зависимости от пространства и времени.
В общем, не буду утомлять народ пересказом теории, соответствующие статьи, думаю, все читали, все знают, что в том социуме, где мы живем, Настоящим Мужчиной считается Штирлиц, или, как минимум, Прагматик (сенсорик и логик), а Настоящей Женщиной – Еська, или, как минимум, Гуманитарий (этик и интуит). Таким образом, Идеальная Пара оказывается составлена из конфликтеров, но кого это волнует?
Нам от этого стереотипа кисло втройне.

Во-первых, согласно этим представлениям, женщины-Жуковки находятся где-то очень близко к Настоящему Мужику и очень далеко от Настоящей Женщины (женского в нас, получается, только иррациональность). Не обязательно знать теорию, чтобы припомнить, сколько раз нам говорили – мамы, тети, подруги, молодые люди: «Это не по-женски!» или «Женщина должна быть…». Постепенно мы привыкаем сдерживаться, присматриваемся, приспосабливаемся и …учимся постоянно лицемерить. Ахать и сюсюкать. Бояться мышек и лягушек. Умиляться плюшевым мишкам. Одеваться не так, как нравится нам, а так, как нравится Мужчинам. Не заговаривать первой, а ждать, когда с тобой заговорят. Не давить. Не смотреть пристально в лицо (многие Жучки специально носят очки, чтобы скрыть наш «фирменный» взгляд). И прочая, прочая, прочая… Хорошо еще, если мы притворяемся только перед другими, и понимаем это. Плохо, когда мы притворяемся так давно и прочно, что нам кажется, будто мы вовсе не притворяемся. Это отталкивает от нас наших дуалов, поскольку, с одной стороны, очень многое из того, что нравится «Мужчинам», как их подают в женских журналах, книжках по популярной психологии, кино и рекламе – короче, мужчинам-Прагматикам, – Еська не переносит на дух. С другой – Еська терпеть не может фальши, притворства, суррогатов. Он их чует на 100 метров вглубь и, если почуял, – берегись! Впрочем, подробнее об этом – позже.
Из сказанного, однако, не следует, что всем Жучкам с завтрашнего дня надо перестать притворяться – большинство окружающих нас не поймет и не примет, а становиться пламенным проповедником соционики везде, всем и во всех обстоятельствах… Пусть этим Гамлеты занимаются. Но советую попробовать отдавать себе отчет: это – я, а это – моя социальная маска. И перестать себя грызть по поводу своей «ненормальности». И в истории, и в фольклоре, и в мифологии, и в искусстве можно найти очень женственные и проникновенные образы Жучек, так что неприятие нас такими, как мы есть – закидон этого, конкретно взятого социума. И пусть это будет его – а не нашей – проблемой.

Во-вторых, эти стереотипы отталкивают нас от наших дуалов. По типу «Ну что это за мужик? Это рохля!» Как, помнится, писала на этом форуме одна Жучка: «Ну что на мне, написано, что ли: «мамочка для неполноценных»!». Отвечаю: нет, на нас на всех написано: нянька для творческой личности. И в качестве таковых мы вполне можем себя проявить. Поскольку в мире нужны творческие мужчины, то, наверно, нужны и женщины, которые бы о них заботились, не так ли? И так как наш дуал – не от мира сего, то нам-то как раз Бог дал очень много силы для противостояния этому миру – и для воплощения есиных воздушных замков в камне и железе. Тот, кто считает, что человек «не от мира сего» – немужественный рохля, очень мало знает о мире идей, в котором хронически пребывают интуитивные интроверты, и о том, какое мужество порой нужно по ту сторону реальности.
Другое дело, что на эту вывеску постоянно клюют разные совершенно нетворческие любители халявы. И очень плохо, когда Жучка, совершенно уверившись в своей неполноценности, решает, что на лучшее ей рассчитывать не приходится, и…

В-третьих, СМИ, реклама, массовая культура, родители, подруги, женские журналы, книжки по популярной психологии типа «Как выйти замуж» – все это и многое другое многоголосым хором непрерывно внушает молодой Жучке: «Штирлиц – Самая Желанная Добыча!»
Именно поэтому я считаю, что, в какой-то мере, бессмысленно отговаривать молодых Жучек от охоты за Штирлицами. Охотничий инстинкт – он сильнее любых уговоров. И любых научных теорий. Особенно в молодости, когда вообще трудно контролировать инстинкты. Особенно, в сочетании с чувством неполноценности, которое непрерывно шепчет: «А вдруг ты и вправду какая-то не такая? А вдруг ты не можешь понравиться Настоящему Мужчине?» Бывает, заполучить Штирлица – это для Жучки единственная возможность понять, что он ей вовсе не нужен.
То есть, не нужен в качестве мужа. Штирлиц – замечательный друг, ценный союзник, на худой конец – Достойный Противник.
Однако, отношения Штирлица и Жучки сильно напоминают отношения ядерных сверхдержав – каждый понимает, что победа (если она будет) достанется СЛИШКОМ дорогой ценой. И старается не переводить отношения в область «войны до победного конца». Так… пограничные конфликты, угрожающие жесты, демонстрация возможностей… Дипломатия, дипломатия, дипломатия… И гонка вооружений.
И НИЧТО этого не изменит. Ни любовь, ни знание соционики, ни длительный опыт совместной жизни, ни общие интересы. ТАК БУДЕТ ВСЕГДА.
Впрочем, это относится ко всем Прагматикам. Лучшее, что у нас с ними может быть, – это дружба-соревнование. Еще мы можем очень здорово помочь друг другу в случае проблем в Делах. Еще мы очень хорошо друг друга понимаем.
Кстати, о понимании. Это – еще один дурацкий социальный стереотип (от него, впрочем, страдают все) – «в браке должно быть взаимопонимание». В браке должна быть взаимоподдержка! А это совсем не то же самое. Взаимопонимание сплошь и рядом нисколько не мешает соперничеству, жесткой конкуренции, а порой и вражде. И даже при наличии общих интересов и самой искренней симпатии, слова «Извини, друг, у самого те же проблемы», еще никого и никогда не порадовали…

А в жизни конкретно со Штирлицем, самое невыносимое – это полная предсказуемость и абсолютное отсутствие адреналина. Вы пробовали жить без адреналина?
Свидетельствую: жить без адреналина гораздо хуже, чем жить без денег. Поскольку отсутствие денег создает наличие адреналина. А при наличии адреналина, деньги мы уж как-нибудь добудем. Или придумаем, как жить без них. А вот отсутствующий адреналин ни за какие деньги не купишь (Что? Горные лыжи? С полным комплектом противоударного оборудования и соблюдением всех правил техники безопасности? Не оскорбляйте меня суррогатами!).
Хуже, чем жить без адреналина, может быть только жизнь без Территории. И, к чести Штирлица, надо сказать, что по части Территории он вас более-менее понимает (тоже, наверно, в душе хищник). Постарается предоставить отдельное жилье, честно его разделит на свою и вашу Территорию, будет соблюдать Этику Территории. Именно поэтому жизнь со Штирлицем можно назвать сносной.

В отношениях Прагматиков есть еще одно немалое преимущество, о котором не могу не упомянуть. Прагматику лучше начинать ceкcуальную жизнь с Прагматиком. В отношениях между Прагматиком и Гуманитарием, Гуманитарий отвечает за чувства, а Прагматик – за грубую физиологию. Для Гуманитария в плане физиологии все должно идти как-то само собой. Однако, это «само собой» с точки зрения Прагматика, сродни легкости и изяществу акробата – у него тоже все вроде как легко получается, но за этой «легкостью» зачастую стоят годы тренировок. Здесь как в игре на гитаре: разработаешь пальцы, вызубришь аккорды – тогда и придет время для вдохновенных импровизаций. А если ты по ладам не попадаешь – никакое чувство тебя не спасет. Бывают, конечно, отдельные виртуозы, но редко… Все-таки, техническая сторона ceкcуальных отношений – тонкая механика, требующая знания теории и длительной отработки практических навыков. Неопытный или безграмотный Прагматик может глубоко ранить и оскорбить Гуманитария.
Так что, возможно, во взаимной тяге Прагматиков в юном возрасте есть некое рациональное зерно. Возможно, для успешной дуализации человек сначала должен утвердиться в своей клубной принадлежности. Однако, пытаться закрепить эти отношения на всю жизнь – ошибка.
Когда пора экспериментов проходит (все, что хотелось – уже попробовали, а чего не попробовали – того уже не хочется), ceкc между Прагматиками становится весьма печальным – они начинают сильно напоминать двух снеговиков, пытающихся согреться друг с другом. Одной физиологии, в конце концов, недостаточно, нужны эмоции – а как раз этого-то они друг другу дать не могут.

Итак, Штирлиц – это тот самый «Не-Тот-Зверь», которого чаще всего и пытаются ловить Жуковки.
Это – не Еська, это совсем наоборот! Практически все из того, что привлекает Штирлица (и что в общественном подсознании проходит под грифом «это нравится Мужчинам»), Есей-мужчин отпугивает. Поэтому все пособия типа «Как надо обращаться с Мужчинами» можно смело переименовать в «Как не надо обращаться с Есем». Думаю, Жучкам, как негативистам (кто не знает – это признак Рейнина), это сразу скажет много!
Есть и другие «Не-Те-Звери», числом 14. Увы!
(А впрочем, что я все не о Еськах, да не о Еськах! Давайте-ка лучше о них!)

Мы немного поговорили о том, кого и почему нам ловить не надо. А надо ли нам ловить Есек? Противники такой ловли обычно приводят следующие аргументы:

1. Еська теряется в экстремальной ситуации.
Отвечаю: Ничего подобного! В экстремальной ситуации Еська собран, дисциплинирован и четко выполняет указания. Ах, не проявляет инициативы? Тем лучше, не надо тратить силы и время на ее подавление! В экстремальной ситуации отсутствие инициативы у окружающих МНОГО предпочтительнее дурацкой инициативы.

2. Еська не любит работать.
Отвечаю: Неправда! Еська работать очень любит. Не ясно? Объясняю: Если Еська чего-то не любит, заставить его делать это невозможно. Поскольку Еську можно заставить работать, значит, Еська работать любит (Сие, впрочем, ни коей мере не означает, что эта проблема решается одной грубой силой! Под словом «заставить» здесь понимается оччень широкий спектр стимуляций и прямое давление – только одна из них. Не самая главная. Впрочем, поддержание работоспособности Еся – тонкое искусство, о нем мы поговорим позже). Кроме того, миф о лени Еся происходит от многочисленных и упорных попыток заставить его работать не в СВОЕЙ области. У каждого Еся есть некая СВОЯ область, в которой – и только в ней – он способен работать очень эффективно. Причем для окружающих – и даже для самого Еся – эта область часто бывает неочевидна. Но мы-то видим!

3. Еська ни о чем не имеет своего мнения.
Отвечаю: Еська имеет свое (кстати, очень оригинально, дельное, свежее и перспективное) мнение по всем мыслимым и большинству немыслимых вопросов. Просто его, почему-то, никто не спрашивает.

4. Еська все время идет на поводу у окружающих.
Хмм, деликатный вопрос. Вообще-то, поводок – это веревка о двух концах. И я бы не была столь категорична в определении того, с какого конца находятся окружающие…

5. От Есек никакой пользы обществу, это чисто декоративная порода.
Отвечаю: Еська работает неровно, в режиме рывок-релаксация. Соотношение рывка к релаксации по времени примерно 1:4. Однако, в момент рывка правильно ухоженный Еська способен сделать примерно столько же, сколько три Штирлица за отчетный период (в отчетный период включается и время релаксации). Ну и что, что он это сделал за неделю, а остальные три недели отчетного периода думал о смысле жизни? Главное – результат! К тому же, Еська ТАЛАНТЛИВ. Он делает то, чего никто другой не сделает. Ни за какое время. Ни за какие деньги. И такого полезного зверька записывать в чисто декоративную породу? Пробросаетесь, товарищи!

6. Еська не зарабатывает денег.
Отвечаю: Главным образом, потому, что ему сплошь и рядом не платят за выполненную работу. НО ЭТО НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ЕГО РАБОТА НИЧЕГО НЕ СТОИТ! Многие любят халяву и многие не прочь воспользоваться Еськиной непрактичностью. Если объяснить заказчикам, что так делать не надо, Еська вполне способен стать кормильцем семьи. Только не надо ставить перед ним такую задачу – быть кормильцем! Любое упоминание о том, что его Творчество, оказывается, имеет некое отношение к такой низменной и грязной материи, как деньги, напрочь лишает Еську работоспособности! Пусть себе творит, не думая о бренном, а заботиться о том, чтобы ему-таки платили за его творчество, придется вам. Для Еськи деньги должны приходить, как бы сами собой…

7. Еська плохо работает, халтурит.
Отвечаю: Еське в процессе работы требуется внимание, дополнительная помощь, подбадривания, и просто напоминание о том, что он, собственно, делает. Иначе он это забудет и начнет делать что-то другое.

8. Еська трусливый, безвольный.
Отвечаю: Те, кто видел по-настоящему разъяренного Еську, больше так не думают.

9. Еська оторван от реальности.
Вопрос: А что такое реальность? Вы знаете, что РЕАЛЬНЫЙ Гамлет принц Датский (точнее, Хамлут, конунг датчан) убил Клавдия, женился на Офелии и правил долго и счастливо? А РЕАЛЬНОМУ Акакию Акакиевичу (тому, который послужил прототипом для «Шинели» Гоголя) его друзья-чиновники скинулись и купили новую шинель (там, правда, шла речь об охотничьем ружье, но это детали)? И он поправился и жил долго и счастливо? В реальности сплошь и рядом не содержится ни на грош реализма. И, возможно, только Еськи видят жизнь такой, как она есть. Им со стороны виднее… И вообще, пусть к реальности приспосабливаются какие-нибудь другие ТИМы. А мы ПРИСПОСАБЛИВАЕМ реальность. Надо будет – приспособим ее и к Еське.

Ну теперь, уважаемые Жучки, когда мы наконец поговорили о том, на кого нам не надо охотиться, и о том, почему нам не не надо охотится на тех, на кого нам охотится надо (Ух ты, какая жуткая антиграмматическая конструкция с двойным отрицанием! Ну что делать, если для негативиста «надо» – это, прежде всего, не «не надо»!), можно, наконец, поговорить о том, зачем, собственно нам охотится на Есек. На этот вопрос можно ответить одной фразой:

ЖУЧКА МОЖЕТ (при наличии желания и некоторого везения) ПОЛУЧИТЬ ВСЕ, ЧТО ЗАХОЧЕТ. НО ТОЛЬКО ЕСЬКА СПОСОБЕН СКАЗАТЬ ЖУЧКЕ, ЧЕГО ЖЕ ОНА, СОБСТВЕННО, ХОЧЕТ.

Вам кажется, что вы знаете, чего вы хотите в жизни? Ну, значит вы еще не получили это!
С нашими простыми и понятными Прагматичными целями дело обстоит (извините за цинизм) так же, как с мужчинами-Прагматиками: они привлекательны только до тех пор, пока кажутся недоступными. По мере накопления опыта их достижения начинаешь понимать, что вот это я могу получить прямо сейчас, это – послезавтра, а это – через десять лет, если хорошо напрягусь… И когда я это получу, я пойму, что оно мне нафиг не надо… И мне станет так же СКУЧНО, как в прошлый раз…
Наш Прагматичный мир начинает казаться каким-то маленьким и серым – все можно достать, если протянуть руку. Но… зачем?
И вот тут к нам приходит Еська с потрясающим сообщением о том, что наш мир, оказывается, маленький домик посреди большой долины. В которой, оказывается, есть много ТАКОГО!.. Нет- нет, он не призывает нас разрушать наш домик – упаси Бог! Зачем разрушать такое уютное строение, к тому же так прекрасно вписавшееся в общий ландшафт! Ведь без этого (да, да именно этого!) домика пейзаж долины сильно пострадает и, несомненно, будет уже совсем не тот! Еська просто прорубает в стене нашего домика окно, через которое мы, из своей уютной Прагматичной комнаты, можем вволю любоваться горами и долами. Окно – казалось бы, незначительная деталь интерьера. Но пробовали ли вы жить в доме без окон?
А через окно к нам проникает свет. И в этом свете мы ясно видим, почему вот это в нашем домике нужно передвинуть, а вон то – вовсе выбросить. И…

Но, впрочем, это уже совсем другая история…

Часть 2. Встреча с Есем, или Кто кого поймал.

– Иван, я медведя поймал!
– Ну, так тащи его сюда!
– А он не идет!
– Ну, сам иди!
– А он меня не пускает!

Вы когда-нибудь видели двух играющих котят?
Вот котенок номер 1 со всех лап гонится за котенком номер 2. Вот они проносятся мимо вас, и, топоча, аки конница Буденного, врываются на кухню. Слышен звон (прощайте, тарелки!) и грохот (похоже, кто-то кого-то колотит головой о батарею). Всплеснув руками, вы бросаетесь туда, чтобы оценить понесенный ущерб, и по пути вас едва не сбивает вылетевшая навстречу из-за угла кавалькада. Причем котенок номер 2 гонится за котенком номер 1. Вы кидаетесь вслед за ними в комнату – и видите двух разъяренных хищников, катающихся по полу, и кусающих друг друга с такой яростью, что кажется: вот-вот кто-то кому-то отгрызет голову. В ужасе вы бросаетесь их разнять, (то есть, конечно, завзятый кошатник никогда так не сделает, но положим, вы не завзятый кошатник), после чего они забывают свои распри и дружненько накидываются на вас. Если же их не разнимать, то через минуту они уже снова несутся по коридору – причем котенок номер 1 снова гонится за котенком номер 2.

Что-то в этом роде проделывают Есь и Жучка в период своих брачных игр.
С небольшой поправкой: Жучка, как известно, зверь крупный и сильный, и от ее прыжков и метаний обычно бывает значительно больше жертв и разрушений, чем хотелось бы. Но масштаб этих самых жертв и разрушений Жучка сможет оценить только некоторое время спустя. В этот период она их просто не замечает. Она вообще ничего не замечает, кроме мелькания белого и пушистого хвоста.
На это лучше смотреть с безопасного расстояния. Какое расстояние может считаться безопасным – не могу сказать, поскольку Есь в этот период весьма активен, постоянно перемещается и вечно оказывается там, где его не ждали и думать про него забыли.
Если совсем кратко, то этот процесс можно обрисовать в трех словах:

СПАСАЙСЯ, КТО МОЖЕТ!!!!!!!

По этой причине трудно как описать этот процесс так и дать какие-либо рекомендации. Особенно трудно дать рекомендации основному источнику бедствий.
Однако попробую. Пожалуй, все это безобразие можно разделить на следующие основные стадии:
1) Подготовительно-поисковая стадия. Жучка ловит Еся.
2) Романтическо-эpoтическая стадия. Есь ловит Жучку.
3) Ceкcуально-бытовая стадия. Жучка ловит Еся.
4) Стадия адаптации. Есь ловит Жучку.
… … …
Вопрос о том, кто кого поймал и поймал ли вообще кто-нибудь кого-нибудь, скорее всего, навсегда останется открытым.
Однако, процесс сближения можно условно считать законченным после окончания третьей стадии с точки зрения Жучки и четвертой – с точки зрения Еся.
Так как статья пишется с точки зрения Жучки и для Жучек, последняя стадия будет рассматриваться в третьей части.

В общем и целом, на всех стадиях общения с дуалом главное – вовремя отдать инициативу Есю (что бывает нелегко), а потом вовремя забрать у него эту инициативу (что может быть еще труднее).
Но на более поздних стадиях переход инициативы уже отработан и происходит без особой рефлексии – как-то сам собой. А вот на стадии сближения это может оказаться проблемой.

1. Подготовительно-поисковая стадия.
А) Подготовительная стадия.

– А теперь, – внезапно воскликнул Мун и протянул руки в обе стороны, – давайте танцевать вокруг этого куста.
– Какого куста? – спросила Розамунда, взглянув вокруг сияюще-сурово.
– Куста, которого здесь нет, – сказал Майкл.
Г. К. Честертон. «Жив-человек»

Прежде, чем отправиться на поиски Еся, вам следует решить несколько проблем. Я подчеркиваю: их надо решить ПРЕЖДЕ, чем отправляться на поиски, поскольку решать их после того, как вы нашли Еся – крайне трудно, накладно, а порой и просто невозможно.
1) У вас должна быть своя Территория.
Любой кусок пространства, на котором вам никто не указ. Эта проблема, конечно, встает перед любой создающейся парой, но для пары Есь-Жучка она особенно остра. Жизнь пары Есь-Жучка на чужой территории гибельна, поскольку их отношения слишком отличаются от общепринятых представлений о том, «какой должна быть счастливая семья».
В период адаптации и вам и Есю и так будет очень и очень нелегко – а если еще и доброхоты вмешаются…

– Почему нельзя заниматься ceкcом на Красной площади?
– ….?
– Советами замучат!

Только не ждите, что здесь что-либо решит Есь! Есь – не захватчик, он приспосабливается к окружающему пространству, а не приспосабливает его к себе. Ему КРАЙНЕ трудно решать такие вопросы. А вы ведь не хотите приспосабливаться к Есевой маме, не так ли?

Посему – давайте плюнем на общественный стереотип, гласящий, что «об этом должен заботиться мужчина», не будем вынуждать Еся заниматься захватнической деятельностью, для которой он не создан, и захватим что-нибудь сами.

2) Будьте готовы к тому, что вам придется проявлять инициативу в ceкcе.
Вам скорее придется что-то делать самим, чем ждать, когда что-то сделают с вами.
В принципе, Жучки по природе своей к этому склонны, но могут оказаться не готовы – вследствие тех же стереотипов. К тому же, ведущая роль предъявляет повышенные требования – так что оставьте в стороне стереотип «это должны знать мужчины» и хотя бы прочитайте соответствующие пособия – если у вас нет возможности и/или желания приобретать в этой области опыт. Нет, не обязательно становиться какой-нибудь супергейшей! Но все-таки, в первый момент, от которого многое зависит, вы не должны быть растерянной, испуганной и не знающей, что делать.
Только не вздумайте приобретать «опыт» путем просмотра пopнoфильмов! У их создателей – большая жирная двойка по анатомии (ну кто сказал анимэ – кинематографистам, что женщина писает влагалищем?). В смысле «ceкcпросвета», они скорее вредны, чем полезны.

3) Будте готовы у тому, что с вашим Прагматическим окружением возникнут проблемы, которых раньше не было.
Не стоит ждать, что мужчины-Прагматики из вашего окружения встретят Еся с распростертыми объятиями и увидят в нем те же достоинства, которые видите вы!
Как правило, Жучкины друзья-Прагматики (даже если сами не имели на нее матримониальных планов) совершенно уверены, что Жучка сделала не лучший выбор. О чем ей и сообщают с прагматической бестактностью.
Реакция, скорее всего, будет варьироваться от покровительственной (Жуков) до неприязненной (Штирлиц).

Ну, и если вы всерьез настроились на поиски Еся, следует сделать еще одно подготовительное мероприятие. Нужно прекратить (если вы ее ведете) любимую игру мужчин-Прагматиков «смотри-но-не-трогай». Конечно, Прагматикам эта игра кажется вполне невинной. Но Есю так не покажется.
После появления Еся игру, которая раньше Жучку совершено не напрягала, – так или иначе – придется прекратить. Так что лучше это сделать заранее – чтобы у окружающих появление Еся не ассоциировалось с лишением милой, привычной забавы.

4) Решите, какое Дело у вашего Еся.
Этот пункт важен, поскольку ОН ОПРЕДЕЛЯЕТ НАПРАВЛЕНИЕ ПОИСКА!
Никто на свете не может взять любого Еся и заставить его заниматься НЕ ЕГО делом. А если и сможет – ничего хорошего из этого не выйдет.
Не надейтесь также, что вы запрете Еся дома (или в мастерской), а сами побежите по Делу! Есь забирает у окружающих его людей столько времени, сколько захочет. А если Есь действительно любит вас, он захочет очень много вашего времени. И противиться этому невозможно – противостоять временной экспансии Еся так же трудно, как противостоять пространственной экспансии Жукова. К тому же, запертый в одиночестве Есь портится, дуреет и начинает делать всякие нехорошие вещи. Еси не приживаются в качестве домашних любимцев и предметов декора. Самым лучшим снятием противоречий между Есем и Делом может стать ваше ОБЩЕЕ с Есем ДЕЛО. Тогда время, отданное Делу, будет отдано также и Есю.
А вот о Деле Еся следует сказать подробнее.

Лирическое отступление. Дело Еся.

Где моя Зеленая Дверь?
Оборван провод, я теряю свой нюх.
Где-то там, за тысячу миль отсюда
Тот мир, где моя Зеленая Дверь.
Уходит кто-то, я его заменю
На собачьей вахте ожидания чуда.
О. Медведев «Зеленая Дверь»

Уточню – под Делом я имею в виду отнюдь не то, чем Еси зарабатывают, чтобы как-то перебиться. Дело – это то, подо что они были изначально заточены и чем тайно-тайно, может быть, даже тайно от самых близких людей, мечтают когда-нибудь заниматься. Однако, проблема в том, что Дело Еся – это, как правило, глобальный проект, который требует на первом этапе существенных вложений – не только денег, но времени, внимания, душевных сил. А окупается отнюдь не сразу (зато КАК окупается!). Однако, чаще всего, в окружении Еся никто ничего подобного делать не хочет. Окружающие и обстоятельства требуют от Еся денег – прямо сейчас. А Есь не может идти против окружающих и обстоятельств. Поэтому он учится быть практичным, где-то работает, как-то перебивается – и, постепенно все откладывая и откладывая, начинает соглашаться что да… это все так, мечтания… надо быть реалистом…
ПРОТЕСТУЮ! Есю НЕ НАДО быть реалистом!
Еси – глобальный стратегический природный ресурс, куда там нефти и газу! Есь заточен под какую-то одну область – но в этой области он может сделать то, чего больше НИКТО не сделает. Каждый Есь – это какая-то огромная, интересная и небывалая возможность. И применять их для «зарабатывания» – это совершенно непозволительное расточительство! Все равно, что гвозди микроскопом заколачивать! Тем более, что при осуществлении их проектов, можно, в итоге, заработать гораздо больше…
Есь способен самозабвенно заниматься отнюдь не любым Делом. У Еся очень широкая область интересов и очень узкая область применения. В смысле, он много чем увлекался, интересовался, пробовал, но область, в которой он действительно может работать, очень узка. Причем, окружающие этого, как правило, не понимают. Часто этого не понимает и сам Есь. Отличить Дело Еся от его интересов, наверно, может только Жучка. Не спрашивайте меня как, не знаю. По запаху.
Допускаю, что во многих случаях на то, чтобы понять, в чем же состоит Дело этого конкретного Еся, может потребоваться много времени и сил даже Жучке – поскольку Дело Еся, как правило, незакончено, а зачастую – не начато, увлекается он много чем, мечтает тоже много, понять, что из этого НАСТОЯЩЕЕ, бывает нелегко. Однако, оно того стоит.
Конец лирического отступления.

Так что – не надейтесь, что найденный вами произвольно Есь займется вашим Делом.
Или ищите Еся, Делом которого вы сможете заниматься, или сами заинтересуйтесь его Делом. Ваш интерес (если вы сможете понять, в чем это Дело состоит) будет оценен.

На случай, если кому- то мои соображения покажутся слишком расчетливыми, поясню: на этом этапе требуется применение самых сильных качеств Жучки – ее холодной сенсорно-логической головы и здорового Прагматического цинизма. После встречи с Есем у нее еще не скоро появится возможность снова проявить эти качества…

Б) Поисковая стадия.

Искали в наперстках и в трезвых умах,
Гонялись с надеждой и вилкой,
Грозили пакетами ценных бумаг,
И мылом влекли, и ухмылкой.
Льюис Кэpoлл «Охота на Снарка»

В виду ограниченности своего опыта (всего один (1) пойманный Есь) я, к сожалению, не могу дать каких-то конкретных рекомендаций по поиску Есей . Выскажу только несколько общих соображений.

Увидеть Еся невозможно, поскольку он хорошо замаскирован.
На самом деле, все, что написано о внешнем виде Еся – верно только изредка, или отчасти, или вообще неверно.
Например, много пишут о хорошем вкусе Еся. Однако, с этим хорошим вкусом нередко происходит то же, что со слишком тонким чувством юмора – его понимает сам юморист плюс двое-трое друзей, и больше никто. Так и хороший вкус Еся часто может увидеть только он сам плюс другие Еси.
Пишут о его аккуратности, аристократизме. Однако, если окружающие, по мнению Еся, одеваются вульгарно, да еще и самого Еся заставляют так делать – он может стать демонстративно неряшлив, не бриться, не стричься, не пользоваться дезодорантом, ходить в мятой, рваной одежде… Кончается этот бунт, как правило, для Еся очень печально, но свою войну против Пошлости Есь ведет от рождения и до последнего вздоха. И до последней капли крови.
Всё осложняется тем, что впечатление, производимое Есем, сильно зависит от его настроения. На моих глазах, один и тот же Есь в одной и той же одежде на протяжении полутора часов выглядел, как простой работяга-парень, как бомж и как аристократ. Причем, одежда никак не менялась – менялось только настроение Еся. Он даже ничего не заправлял, не одергивал, не застегивал – несколько жестов, поворот головы, трудноуловимые изменения в осанке – и одна и та же одежда выглядит, как недорогая, но добротная, как подобранная на помойке и как пошитая по спецзаказу, идеально пригнанная, отутюженная и выстиранная…
Сам по себе Есь способен слиться с окружающей средой, как белый зверек на белом снегу. Пройдете в двух шагах и не увидите. Если же вы заметили Еся – значит, он хотел, чтобы вы его заметили.
Гораздо проще Еся привлечь, чем его увидеть. 
Еся привлекает все необычное и НАСТОЯЩЕЕ. То есть – действительно необычное, а не выпендреж и стремление выделиться (на такие фальшивки Еси не ловятся). Именно этим Жучки неотразимы для Есей: в своем пофигизме к общепринятому и своей целеустремленности мы часто делаем нечто необычное – сами о том не зная.
Если говорить об одежде, то самая эpoтичная одежда в глазах Еся – это паранджа. Ну и что, что ничего не видно? Зато какой простор для догадок! А догадываться ему гораздо интереснее, чем смотреть, то, о чем он только догадывается, привлекает его гораздо больше, чем то, что он отчетливо (порой, слишком отчетливо) видит. Эpoтизм Есенина очень тонкий, романтичный, всегда замешан на героической эстетике.
Конкретно в моем случае, роль такой «паранджи» сыграли камуфляж, тельяшка и тяжелые туристические ботинки. Это ведь это Прагматик видит человека в камуфляже- и точка. А Есь видит человека в кмуфляже- и многоточие. При всей своей кажущейся отрешенности он порой бывает очень проницателен, вполне способен разглядеть Женщину под грубой одеждой военного или спротивного типа- и восхитится этим контрастом.
На слкчай, если кто- то попробует последовать моему примеру буквально, уточняю: это должен быть НАСТОЯЩИЙ камуфляж. Никаких полосатых топиков, обтягивающих штанов защитного цвета и высоких ботинок на шпильке!
Мой Есь про таких девушек говорит: «Ути-пуси, какая лапочка!» (это, если кто не понял, у него такое нецензурное ругательство).
И причина, по которой вы оделись именно так, а не иначе, должна быть НАСТОЯЩАЯ. «Для того, чтобы тебе понравиться» – не канает (во всяком случае – не на первом этапе знакомства), его это только оттолкнет. Ну там – только что из похода, недавно с разборок, служу в войсках ОМОН, вообще так одеваюсь, потому как нравится это мне… И это должна быть правда, а не отмазка.
Конечно, это не обязательно должен быть камуфляж. Что-то необычное, причем в этой необычности должна быть ПОДЛИННОСТЬ – то есть, вы не специально так оделись, чтобы необычно выглядеть, а в связи с… Это может, кто другой, не вдаваясь в подробности, покрутит пальцем у виска. А Еся ваша история наверняка заинтересует, и он захочет ее узнать.
Боюсь, что единственный надежный способ привлечь Еся – это почаще становиться героем разных историй. Впрочем, как раз этому Жуковых учить не надо.

2. Романтическо- эpoтическая стадия (Есь ловит Жучку)

– Оставьте мои руки! – вскричала девушка, – я не желаю, чтобы вы мною командовали!
В одном он был гораздо сильнее- в юморе. Юмор внезапно проснулся в нем и, засмеявшись, он заметил:
-Это с вашей стороны неблагородно. Вы великолепно знаете, что в продолжение всей моей жизни командовать будете вы. Вы могли бы подарить мужчине единственную минуту в его жизни, когда ему еще можно командовать.
Так же удивительно было слышать его смех, как и видеть ее слезы. Впервые за всю свою жизнь потеряла Диана всякую власть над собой.
-Вы хотите сказать, что намерены жениться на мне? – спросила она.
Г. К. Честертон. «Жив-человек»

На этой стадии Жучка может поймать Еся, только если Есь решит поймать Жучку. Если он ничего такого не решил- тогда ой.
У непосвященного человека со стороны, впрочем, может создаться впечатление, что это Жучка весьма активно ловит Еся. Но это ложное впечатление, поскольку Жучка никогда до конца не знает, как же, собственно, Есь к ней относится. А вот Есь про Жучку в этой области знает все. И вовсю этим пользуется.
Может, например, перестать звонить, точно зная, что Жучка, потомившись денек- другой, не выдержит, и сама наберет его номер.
Может и вовсе исчезнуть из поля зрения и сделаться неуловимым, но только в том случае, если точно знает: Жучка кинется устраивать массированную облаву по друзьям и знакомым (Жучка, с хорошо сорванной Есем крышей, способна еще и не на такое). А когда она, озверевшая, расстроенная и проискавшая его три дня, войдет в комнату, чтобы наконец- то сказать ему, как он ей безразличен, Есь кинется к ней навстречу с таким радостно-сияющим видом, что станет совершенно ясно: вся эта безумная кутерьма была следствием дикой, невероятной случайности, рокового стечения обстоятельств! И как он рад, что она его наконец- то нашла! Он уже заждался!
Может он так же… Короче, нет числа издевательствам, которым коварные Еси подвергают своих простодушных и, право же, ни в чем не повинных, Жучек.
А все потому, что завязывание отношений- это его конек, а не наш. И руль сейчас, увы, у него.
Однако, далеко не всякий, кто пытается охотиться на Жучку- Есь. Время от времени на нас тоже охотятся Не Те Звери. Так что, первая задача Жучки, которую решил поймать Есь- это понять: а Есь ли это?
Самый простой способ распознать Еся- это, опять же, вести себя естественно и реагировать по- Жуковски убийственно на всех, кто надоедает своими приставаниями.
Коренное отличие Еся от прочих претендентов будет состоять в том, что вы его не убьете.

Если увидишь на улице человека в одежде шаолиньского монаха- дай ему по морде. Если это и правда шаолиньский монах- все равно не попадешь. А если нет- нефиг выпендриваться.
Народная мудрость.

Еще один способ узнать Еся – это УДИВЛЕНИЕ, которое он вызывает. Другие ТИМы нас шокируют. Восхищают. Чаруют. Раздражают. Короче- могут вызвать чувства, близкие к удивлению- но только близкие. И лишь один Есь способен вызвать чувство чистого, бескорыстного, полного и окончательного офигения. Когда глаза, как семь рублей, челюсть на полу, а в голове только одна мысль: «Чего это он????». Этот вопрос при общении с Есем вы себе зададите еще не один десяток раз. Прежде, чем перестанете им задаваться.
Если же Есь все- таки решил вас поймать (и если вы уверены, что это- Есь) тогда

НИКАКИХ РЕКОМЕНДАЦИЙ БЫТЬ НЕ МОЖЕТ.

Во- первых, никто- ни я, ни вы, ни гуру соционики, ни другие Еси, ни ваш конкретный Есь- не знает и знать не может, как же, собственно, он тут себя поведет? Есь всегда ведет себя неожиданно, как для окружающих, так и для самого себя.
Во- вторых, если он поймет, что вы следуете каким- то там рекомендациям (а он поймет, не сомневайтесь), вам определенно несдобровать. Есь ценит ЕСЬ-тественность.
В- третьих, а зачем они, собственно? Есь и сам все прекрасно сделает.
Расслабьтесь и отдайте инициативу ему.
Не жалейте о жертвах и разрушениях на этой стадии! Право же, оно того стоит!
Предостережение на случай, если вы ждете и ищете чего- то невероятного, головокружительного и экстатического: за такими вещами- к конфликтерам. Тут вам будет все: и великая, неземная любовь, и экстаз, и земля, уходящая из- под ног… и обязательная в высоком жанре трагическая развязка. Дело вкуса, конечно. Лично я полагаю, что трагедии, достойные пера Шекспира, хороши в театре, а не в моей личной жизни.
Ощущения от встречи с дуалом больше всего напоминают ощущения человека, у которого перестал болеть зуб, болевший так давно, что к нему уже привыкли и приспособились. Первое время даже не верится, что возможно такое счастье- жизнь без зубной боли… Но это не счастье опьянения, а счастье НОРМАЛЬНОСТИ, выздоровления после долгой и тяжелой болезни.
Впрочем, одну рекомендацию все- таки дам: если на этом этапе Есь захочет прочесть вам отрывки из своей незаконченной поэмы, сыграть фрагменты будущего музыкального произведения, вытащить откуда- нибудь из чулана недописанную картину, (или что- нибудь другое, или все перечисленное сразу)- это значит, вам действительно удалось завоевать его доверие. (Прямые просьбы сделать что- то такое, кстати, совершенно бесполезны. Покажет, когда сам захочет. И не раньше.) Заинтересуйтесь тем, что он вам продемонстрирует. Именно ЗАИНТЕРЕСУЙТЕСЬ, а не «проявите интерес». Никаким показным интересом вы Еся не обманете, только оскорбите в лучших чувствах. Внимательно все выслушайте, рассмотрите, прочтите и постарайтесь оценить. Оценивать полдела всегда нелегко, однако оценка результатов- наш конек, и, в принципе, нам такая задача по зубам.
Постарайтесь сказать ему только хорошее. Не льстите, это тоже будет оскорблением, но выделите то, что хорошо и скажите об этом. А то, что дурно, обойдите молчанием.
У негативиста, понятное дело, всегда есть искушение поступить как раз наоборот. Но в данном случае, этого делать не следует.
Во- первых, в дальнейшей жизни, когда вы докажете свою заинтересованность не только словами, но и ДЕЛОМ, Есь спокойно примет от вас любую критику- в том числе, и такую, которую кто- то другой счел бы совершенно убийственной. Но пока еще вы ничего не сделали. А значит, не имеете права критиковать.
Во- вторых, критики Есь слышал уже более чем достаточно. Критиковать полдела легко и приятно, и желающих этим заняться всегда много.
В- третьих, ваше молчание Еся нисколько не обманет: он и сам прекрасно видит, что вам понравилось, а что нет. Однако, ваше искреннее стремление его поддержать, будет им оценено.
Конечно, всегда возможен такой редкий и счастливый случай, что ваш Есь и так уже занимается своим делом. Тогда все будет ясно, и эта рекомендация просто не понадобится.

3. Ceкcуально- бытовая стадия. (Жучка ловит Еся).

И человек, конечно, тоже был диким, страшно диким, ужасно диким.
И никогда бы ему не сделаться ручным, если бы не Женщина.
Р. Киплинг «Кошка, которая гуляла сама по себе»

Это- переломный и очень сложный период складывающихся отношений, на котором решается- быть этой паре, или не быть, и на котором практически все зависит от Жучки.
Здесь вам понадобится вся ваша сенсорная сила, логическая мудрость и все без остатка наработки, сделанные на предыдущих стадиях. В сущности, все, что вы делали до сих пор, было подготовкой к тому, что вам сейчас предстоит.

Именно на этой стадии обычно Есева лодка любви разбивается о камни быта. Здесь его начинают упрекать в излишней мягкости и нерешительности. На этой стадии женщины, поначалу привлеченные его обаянием и ровным, замечательным характером, начинают ждать от него решения каких- то бытовых проблем, с которыми всегда сталкивается вновь образующаяся пара. Есь добросовестно пытается что- то решить, и, вроде бы у него даже что- то получается, однако, в конкурентной борьбе с мужчинами- сенсориками он, в этой области, безнадежно проигрывает, и его гладят по голове и предлагают остаться друзьями. Романтичный, привязчивый Есь, который в своем воображении уже построил множество воздушных замков будущей совместной жизни, переживает это очень глубоко и болезненно. В худшем случае, его это может ожесточить, он может разочароваться в женщинах вообще и превратиться в этакого «специалиста по скоростной съемке» (увы, все хорошее можно испортить). В лучшем- он замыкается и мучается от своей «неполноценности».
Дело осложняется еще и тем, что в детстве и подростковом возрасте мягкие, виктимные Еси часто становятся объектами домогательств различных «меньшинств» с садистскими наклонностями. От домогательств Есь, по своей живучести, как правило, благополучно уклоняется, но в душе остается заноза: «А вдруг я и вправду какой- то не такой?»
Вообще, мы по себе прекрасно знаем, как нелегко живется женщине, которой постоянно твердят, что она- не женщина. А представим-ка себе: каково жить мужчине, которому постоянно твердят, что он- не мужчина?
Потому, переход на эту стадию для Еся всегда очень, очень болезненный, сложный полный неопределенности и колебаний. Из- за этого он может начать вести себя очень странно- например, сделаться крайне угрюмым, замкнутым, раздражительным, даже начать грубить без какой-либо видимой причины.
Жучка, которая «прекрасно» разбирается в отношениях и вообще весьма подозрительна, может подумать, что Есь хочет с ней расстаться, и, по гордыне Жуковской, начать отдаляться от него, от чего взаимонепонимание начнет возрастать в геометрической прогрессии.
На самом же деле, Есь судя по своему прежнему, отрицательному опыту, решил, что Жучка вот- вот разочаруется в нем и уйдет, и внутренне сжался и спрятался в свою скорлупу в ожидании удара.

Ты снова готовишь выпад.
Давай, начинай, ну же
Свой монолог, типа:
«Кому ты такой нужен?»
Лупи наугад, благо
В меня теперь хрен смажешь
Цвета моего флага
Чернее твоей сажи.
О. Медведев «Форнит».

Боюсь, здесь бессмысленно что- то говорить и обсуждать, изображая из себя «доктора Зигмунда». С нашей, Жучьей «тактичностью» мы, в итоге, только растравим рану и заставим Еся еще глубже забиться в свою скорлупу. Вообще, задушевные разговоры- не наше сильное место.
Начните действовать.

Есь, если он к вам действительно привязался и боится потерять, может всячески оттягивать и откладывать переход на третью стадию. Так что, если не взять у него вовремя инициативу, может случиться так, что вы несколько лет будете ходить, взявшись за руки, посещать выставки, концерты и прочие интересные мероприятия, а на прощание обмениваться невинным поцелуем. И все.
На практике, конечно, подобная крайность встречается очень редко. Но все же, и Есю и вам будет гораздо легче, если с определенного момента вы начнете его мягко и тактично провоцировать. Почаще оставаться наедине, создавать интимную, спокойную обстановку и всячески намекать, что он нравится вам не только как возвышенное создание, но и как мужчина. В этой ситуации ваши намеки окажутся весьма кстати и будут приняты с благодарностью, поскольку Есю так же трудно понять, хотят ли его, как нам трудно понять, любят ли нас.
То же самое- по поводу быта (если вы уже миновали ceкcуальную стадию и наконец- то решили, что будете жить вместе). Покажите свою способность и готовность решать вставшие перед вами проблемы.
Мужчину Прагматика подобная активность заведомо оттолкнет, а вот Еся, если он действительно серьезно к вам относится, успокоит и убедит в серьезности вашего отношения.
Вышесказанное, впрочем, не означает, что Есь должен быть полностью отстранен от бытоустройства. Скажем так: он должен быть в него вовлечен ровно настолько, насколько ему самому этого хочется.
Хочет идти с вами в магазин, участвовать в выборе некой дорогостоящей покупки для совместного хозяйства- идите вместе. Не хочет- не тащите его, выбирайте сами. Если все- таки идете вместе- самостоятельно решите (молча) все вопросы, связанные с ЧЛ (цена, качество, функциональность) и отсеките все заведомо непригодное. Как правило, это сокращает выбор до двух- трех (реже- четырех- пяти) вариантов. Их и предложите на рассмотрение Еся. Если спросит, почему именно эти, а не вон те- объясните, как можно лаконичнее. Если не спросит- не объясняйте. Если Есь, по каким- то своим, есевым соображениям, вцепился в какой-то, не то чтобы совсем не подходящий, а, скажем так, не совсем подходящий, вариант, и ваши объяснения по поводу неудобств такой покупки его нисколько не пугают, – лучше остановитесь на нем. Хорошее настроение Еся важнее оптимальности выбора.
Пожалуй, основной принцип для этой (и не только) стадии можно сформулировать так:

НЕ МЕШАЙТЕ ЕСЮ ПРОЯВЛЯТЬ ИНИЦТАТИВУ. НО И НЕ ВЫНУЖДАЙТЕ ЕГО ЭТО ДЕЛАТЬ.

В общем и целом, эту стадию Есь минует тем более безболезненно, чем лучше Жучка подготовилась заранее по ЧЛ (именно поэтому в описании подготовительной стадии было так много ЧЛ, которая многим не понравилась). Тогда она сможет устроить все так, чтобы для Еся все вопросы, связанные с ЧЛ решились как бы сами собой.
Вопрос не в том, может ли Есь решать такие вопросы, а в том, что Жучка это сделает заведомо лучше, быстрее и безболезненнее. И, на мой взгляд, не стоит его мучить и насиловать во имя стереотипов и ложного понимания мужского достоинства.
Вообще, стадию можно считать завершившейся (а пару Есь- Жучка существующей) когда вы благополучно перешли к совместному проживанию и ведению совместного хозяйства.
Если вы достигли этого- могу вас поздравить.
Вы поймали Еся.
Или Есь поймал вас.
Или…
Ну, короче, вы- здесь, и ваш Есь тоже тут.
А чисто академическими вопросами, вроде «Так кто же кого поймал?» пусть занимаются Робеспьеры.
Впрочем, не спешите расслабляться. Самое трудное еще только начинается.
Но это уже совсем другая история.

Часть 3. Руководство по содержанию Еся.

Здесь вам не равнина, здесь климат иной:
Идут лавины одна за одной,
И здесь за камнепадом ревет камнепад,
И можно свернуть, обрыв обогнуть,
Но мы выбираем трудный путь,
Опасный, как военная тропа.
Кто здесь не бывал, кто не рисковал,
Тот сам себя не испытал,
Пусть даже внизу он звезды хватал с небес.
Внизу не встретишь, как ни тянись,
За всю свою счастливую жизнь,
Десятой доли таких красот и чудес.
В. Высоцкий «Вершина».

«Все счастливые семьи похожи друг на друга. Каждая несчастливая семья несчастлива по-своему»,- написал Лев Толстой в романе «Анна Каренина».
По-видимому, классик русской литературы никогда не видел счастливой семьи Жучка- Есь (и вообще, Жуков- Есенин), поскольку:
1) Ни одна счастливая семья «Жуков- Есенин» не похожа на другую счастливую семью «Жуков- Есенин»
2) Счастливая семья «Жуков- Есенин» совершенно не похожа на остальные дуальные счастливые семьи.
3) Счастливая семья «Жуков- Есенин» вообще не похожа на счастливую семью (что не мешает ей быть таковой).
Так что, возможно, Лев Толстой все- таки видел счастливую семью «Жуков- Есенин». Но не понял, что она- счастливая.
К сожалению, заблуждение великого писателя разделяют многие наши современники. Поэтому пару Жуков- Есенин (и, в особенности, Жучка- Есь) постоянно пытаются перевоспитать, «спасти» друг от друга и дают им разные вредные советы.
Вредные советы, чаще всего, следующие:

1) Жуков- тиран, Есенин- жертва тирании. Есенин должен отстаивать свою независимость и не позволять Жукову собой командовать. (такой совет, как правило, дают Достоевские).
Конечно, если смотреть упрощенно и огрублено, то ситуация выглядит так: Жуков командует, Есенин подчиняется. Однако, не всегда тот, кто командует- главный.
Есенин, действуя по- есенински, всегда найдет способ заставить Жукова приказать именно то, чего хочет Есенин. А потом с готовностью подчинится приказу.
Вообще, глубоко неправильно считать, что Есенин подчиняется силе. Ни фига он ей не подчиняется! Это вам скажет любой Жуков, который пытался заставить Есенина сделать нечто такое, что Есенину казалось неприемлемым.
Есенин подчиняется Справедливости (каковая суть сущность объективная, что бы там не говорили всякие- разные Моралисты) и только Справедливости. И, в этом смысле, Есенин- совесть Жукова, поскольку Жуковы всегда имеют искушение наплевать на справедливость и действительно стать просто деспотами. С Есениным это не получится.
Есенин, в норме, направляет свои усилия не на борьбу за демократию (он же не Достоевский, в конце концов!), а на то, чтобы сделать из Жукова Мудрого, Просвещенного и Справедливого Государя. С каковой целью он неустанно прививает Жукову хороший вкус, чувство меры, знания и самоиронию. Вообще, чувство юмора- это секретное и самое мощное оружие Есениных.
Чтение же моралей, «марши протеста», борьба за права человека в рамках отдельно взятой семьи, истерики, требования и прочая достоевщина приводят к обратному результату: Жуков ожесточается и действительно становится тираном.
Вообще, в отношениях дуалов «независимость»- странное слово.

ДУАЛЫ ЧРЕЗВЫЧАЙНО ВЗАИМОЗАВИСИМЫ.

Говорить о независимости одного дуала от другого- так же странно, как говорить о независимости правой руки от левой. Речь, в норме, идет не о независимости, а о разделении ролей, координации совместной деятельности.

2). Есенин- паразит, Жуков- жертва паразитизма. Жуков должен меньше опекать Есенина, возлагать на него больше обязанностей, побуждать его проявлять инициативу и самостоятельно решать свои проблемы. (Это Штирлицы, понятное дело).
Действительно, если смотреть со стороны и поверхностно, то Жуков всегда берет на себя львиную долю сенсорно- логических, прагматических хлопот. А Есенин может выглядеть этаким нахлебником и трутнем, от которого никакой пользы. Но это- очень поверхностный взгляд.
Во- первых, закрыв за Штирлицем дверь, давайте подойдем к зеркалу, посмотрим себе в глаза и честно ответим на вопрос:
А ОНО НАМ НАДО?
Нам Бог дал инициативы и самостоятельности даже не за двоих, а за… не знаю, за сколькерых, в общем, много. Нам нужен самостоятельный и инициативный партнер, который постоянно вторгается в нашу, сенсорно- логическую область, все делает по- своему, постоянно соперничает с нами, под которого мы вынуждены на каждом шагу подлаживаться? Если ответ «Да», то вам лучше изначально поискать не Есенина, а кого- то другого. Кого- то, с кем вы всю жизнь будете соревноваться и чего- то друг другу доказывать. Дело вкуса, конечно. Лично я считаю, что такие отношения уместны с друзьями и деловыми партнерами, но не в семейной жизни.
Во- вторых, давайте честно посмотрим на себя со стороны, и оценим свой характер. Вспомним о своей подозрительности (часто беспричинной) и ревности. О приступах дурного настроения и манере обрушивать на окружающих гнев, в котором они, сказать по совести, не виноваты. О манере во что бы то ни стало делать все по- своему и безжалостно давить на несогласных. Вспомним, со сколькими людьми мы поссорились без уважительной причины. О… Короче, думаю наедине с собой у всех нас наберется достаточно «приятных» воспоминаний, чтобы понять: мы отнюдь не те печальные ангелы, какими себе кажемся, когда себя, любимых, жалеем.
А теперь- честно: легко ли жить с таким человеком? И не просто жить, а любить его, жалеть его, когда он никого не жалеет, утешать, когда он совершенно невыносим, дипломатией умерять его гнев и последствия его бестактности, да еще при всем при этом и оставаться самим собой?
И, право же, Еси заслуживают уважения и заботы за свой повседневный героизм и нелегкий труд. И наша забота о них, на самом деле, ничуть не более значима, чем их забота о нас.
В- третьих, самый простой способ сделать Еся более инициативным- это позволить ему спрятаться от грубой реальности за вашей спиной и ровнять с землей всякого, кто обидел, или пытался обидеть, или намеревался обидеть, или даже теоретически мог подумать о том, чтобы обидеть нашего бесценного и замечательного Еся.

На русско- китайской границе казак Петр Рогозый напился пьяным и заснул на берегу Амура. Увидев это, китайцы, в количестве 5 человек, пересекли Амур, связали казака, перевезли его на китайскую сторону и заперли в клетку.
Узнав об этом, жена казака, Оксинья Рогозая, вооружилась вилами, пересекла Амур, разогнала китайцев, разломала клетку и перевезла мужа обратно.
(казак, видимо, так и не проснулся- прим. beda.)
Русско- китайские пограничные конфликты XVII века.

Спустя некоторое время, отсидевшись и зализав раны, Есь сам начнет высовывать из- за вашей спины свой любопытный нос, желая узнать, остался ли там, снаружи, кто- то в живых, а если остался- можно ли с ним помириться (тут главное- не переборщить с ролью доброй нянюшки, и не начать запихивать его обратно). Спустя еще некоторое время, начнет уговаривать вас не обижать его обидчиков (Не путать с достоевским «Нельзя никого обижать!». Есенин в таких случаях обычно апеллирует к справедливости, доказывая, что вина не так велика, как казалось, или к великодушию, просьбами смягчить, в общем- то, заслуженную кару, или к благоразумию, доказывая, что тотальная война в данном конкретном случае обойдется нам слишком дорого, и, право же, повод того не стоит.) и не торопиться с применением тяжелой артиллерии, а вместо этого дать ему возможность решить дело миром и справедливым компромиссом (если компромисс действительно справедливый, почему бы и нет?). А затем начнет свободно носиться вокруг вас по своим, интуитивно- этическим делам (которые, как вы быстро убедитесь, вовсе не так оторваны от жизни, как могло показаться), постоянно принося ворох нужных и ненужных новостей, и проявляя ту самую инициативу, смекалку, и способность решать свои (и ваши) проблемы, в отсутствии которых его первоначально упрекали.
Твердая уверенность в том, что он в любой момент может захлопнуть за собой люк своего танка, делает Еся весьма самостоятельным и инициативным. Всяческие же упреки в несамостоятельности и попытки «выпихнуть из- под крыла» парализуют его природные способности, заставляют почувствовать себя одиноким и нелюбимым, и, в конечном счете, ни к чему хорошему не приводят. Не надо его никуда выпихивать, не переживайте, он и сам не усидит.

3) Есенин и Жуков периодически громко ссорятся. Наверно, они очень несчастливы друг с другом. Они должны общаться, решать проблемы своих отношений, а если не получается- обратиться к психологу. (Ну, это все ТИМы, кроме тех, которые из бетта- квадры и имеют опыт жизни с дуалом).
Ссоры действительно очень громкие, как минимум- с криками, иногда- с матом и битьем посуды. Причем Есенин, эта «несчастная жертва деспотии», нисколько не отстает от Жукова, а порой и лидирует в этом вопросе. С точки зрения общественности, такая семья считается несчастной, мучимой внутренними противоречиями, как минимум- нуждающейся в помощи психолога.
Кардинальное отличие ссор Есенина и Жукова от просто ссор- это то, что после них и Есенин и Жуков чувствуют себя превосходно. У Жукова улучшается настроение, у Есенина повышается работоспособность и вообще, атмосфера в доме кажется посвежевшей и очистившейся, как после грозы. Кроме того, в отличие от большинства семейных ссор, после них не остается медленно копящихся обид, напротив, возникает чувство РАЗРЕШЕННОСТИ и удовлетворения.
Если же Жуков, усилием воли, все- таки удерживается от ссоры- постепенно нарастает депрессия, безотчетная обида на весь белый свет, в перспективе- всевозможная соматика и обострение всего, что может обостриться. Есенин, кстати, в такой ситуации начинает вести себя откровенно провоцирующе: капризничает на пустом месте, делает разные мелкие, но раздражающие демарши, всячески дразнит и подкусывает, становится демонстративно неловок и бестолков- словом, всеми силами «вызывает огонь на себя». Видимо, что- то такое, разрушительное, постоянно образуется в нашей психике, и если мы его не выбрасываем наружу (не служим, например, в каких-нибудь спецвойсках)- обращается на окружающих и внутрь. И Еси это чувствуют, и таким образом забирают у нас эту разрушительную энергию, чтобы затем ее как- то трансформировать в созидательную. Ну, короче, спросите Есенина, он вам про все эти механизмы объяснит гораздо лучше моего. Если захочет.
Впрочем, количество ссор постепенно сокращается и сходит на нет. Видимо, со временем Есенин что- то такое понимает про жуковскую психику и принимает какие- то свои, есенинские меры. Какие- не спрашивайте, не знаю. Для Жукова все происходит как бы само собой.
Однако, безнаказанно бродить по минному полю жуковского бессознательного, попутно обезвреживая скрытые взрывные устройства и бомбы замедленного действия, могут, пожалуй, только Есенины. Попытка самого Жукова там чего- то выкопать- самостоятельно или вместе с психологом, будь он хоть семи пядей во лбу- обычно не улучшает, а сильно ухудшает ситуацию.
Что же до Есенина, то разговоры с ним о чем- то психологическом и эмоциональном могут продолжаться, как допросы в НКВД- сутки, двое, трое… Пока собеседник не свалится со стула, обессилев от голода и недосыпания. Причем, сам Есенин по-прежнему свеж и бодр, и не сказал еще и половины того, что хотел. И в конце разговора собеседник будет знать о внутреннем мире Есенина гораздо меньше, чем знал в начале.
Подобные разговоры весьма полезны в том смысле, что доставляют Есениным немалое удовольствие и позволяют им очень много узнать о собеседнике и помочь ему разобраться в его внутренних проблемах. Однако, как способ что- то узнать о Есенине, и чем- то ему помочь, они бесполезны совершенно, поскольку уж чего-чего, а свой внутренний мир Есенин знает лучше, чем все психологи вместе взятые и никого туда не пустит. Будет соглашаться со всем, что ему скажут, оставаясь при своем мнении.
И это не говоря о том, что всякий уважающий себя психолог первым делом даст Есенину вредный совет № 1, а Жукову- вредный совет № 2.
В целом, если у вас с дуалом и есть какие- то проблемы отношений, то Есенину лучше, чем кому бы то ни было, знать, как их решить. И если он в качестве решения выбирает периодические громкие ссоры (а выбирает именно он, можете не сомневаться)- значит, именно такое решение в данной ситуации и является оптимальным.

С проблемой вредных советов сталкиваются все Жуковы и Есенины, вне зависимости от пола и срока совместной жизни. И средство от них одно на все случаи жизни: не позволять вмешиваться, твердо уяснив для себя, что люди со стороны вряд ли способны что- то понять в ваших отношениях.
Впрочем, на более поздних стадиях, когда дуалы уже сработались, привыкли друг к другу и научились друг другу доверять, их трудно чем- то пронять. Проблемной является только стадия адаптации. О ней мы сейчас и говорим.
Пожалуй, самая большая проблема периода адаптации- это проблема перехода инициативы. Каждый из дуалов за время совместной жизни выработал какие- то свои способы решения жизненных проблем. Например, Есенин привык решать проблемы общения с людьми уступками и дипломатией, а Жуков- оказывая на них давление и/или прекращая общение с ними. Причем, каждый из них видел, что его проблемы худо- бедно решаются. То, что для ряда проблем такой способ, мягко говоря, не является оптимальным, для человека может быть и не очевидно, он может быть, исходя из предыдущего опыта или установок среды общения, весьма предубежден против другого способа. В таком случае, неопытные, не сработавшиеся дуалы могут начать мешать друг другу, Есенин- в своем стремлении примирить всех и вся уступая то, что Жуков уступать вовсе не хочет, а Жуков- ссорясь почем зря с теми, с кем Есенин вовсе не хотел ссориться. Возникают взаимные упреки, обиды, недовольство… Самое время вмешаться вредным советчикам, чтобы окончательно все испортить.
На самом деле, проблема не в том, что кто- то из дуалов в корне не прав, и кто- то кого- то «подавляет», а в том, что один из дуалов залез в сферу деятельности другого- и пытается сам решать проблему, которую должен решать дуал, своим, неподходящим к проблеме способом.
Со временем, накапливая опыт взаимодействия, Жуков начнет понимать, когда следует замолчать и дать Есенину решить дело миром, а Есенин- когда нужно престать мириться и отойти, освобождая Жукову линию огня.
Это- временная проблема, которую дуалы со временем решают, причем решают гораздо быстрее и безболезненнее без постороннего вмешательства. Как- не спрашивайте меня, не знаю. Для меня эта проблема решилась как бы сама собой. Наверно, ее как- то решают Еси.

А вот вам, отныне и навсегда, придется решать проблему, которая уже успела получить статус глобальной и практически неразрешимой. Это

ПРОБЛЕМА ПОДДЕРЖАНИЯ ТРУДОСПОСОБНОСТИ ЕСЯ.

Приходит сын к программисту и спрашивает:
-Папа, а почему Солнце каждый день восходит на востоке и садится на западе?
Программист подумал и говорит:
– Что, каждый день?
– Да.
– Всегда- всегда? При любых условиях?
– Да.
– А ты хорошо проверил?
– Да.
– НУ И НЕ ТРОГАЙ ТАМ НИЧЕГО!

Это- великий секрет, ведомый только Жуковым и главное в здесь- различение пар противоположностей.
У Есенина есть множество внутренних состояний и настроений. Со всеми их красками, полутонами, переходами. Некоторые из них внешне очень схожи, но, по сути своей, совершенно противоположны. Большинство проблем Еся с окружающими и окружающих с Есем происходит из- за неумения окружающих их различать.
И Есенин и Жуков, однако, различать их могут, хотя и каждый по- своему. Есенин- напрямую, он все это просто чувствует. А Жуков наблюдает и запоминает внешние признаки тех или иных состояний (как стоит, как ходит, как улыбается, как держит голову, тембр голоса, характерные жесты… да мало ли что). В каком- то смысле, и Есенин и Жуков «читают мысли» друг друга, Есенин- воспринимая чувства и настроения Жукова, в которых сам Жуков- ни в зуб ногой, Жуков- наблюдая и расшифровывая «язык тела» Есенина, который сам Есенин совершенно не контролирует.
Первая, немаловажная пара противоположностей это заскоки Еся и капризы Еся.
Заскок- это нечто, идущее из глубин интуитивной Есевой души, необходимое ему, как воздух, но совершенно безумное и не имеющее под собой никакого здравого смысла. Например, Есь может категорически потребовать, чтобы разбившаяся чашка осталась именно там, где она разбилась, поскольку осколочки образовали какое- то совершенно уникальное сочетание, от которого ему хорошо… И не пробуйте выбросить- будет, горестно причитая над вашей грубостью и жлобством, рыться в мусорном ведре, или даже в контейнере, пока все не вытащит, потом притащит обратно и постарается разложить в том же порядке. Понятное дело, не сможет, поскольку, как интуит, запомнил не детали а общее впечатление, и будет сидеть над ними с таким убитым видом, что ваше сердце не вынесет, и вы приметесь за составление мозаики (вам, как сенсорику, это проще). И будете возиться, пока не разложите все точно так же, а потом недели три аккуратно обходить их во время уборки. После чего осколки покроются пылью и станут уже не столь эстетичны, и вообще надоедят Есю, и он смилуется и разрешит их, наконец- то, выкинуть.
Заскоком может стать и что- то, вроде как, понятное: книжка, диск, причудливая вещица. Однако, если внимательно присмотреться к обстоятельствам, вы поймете, что понятность здесь- кажущаяся, на самом деле, все это нафиг не нужно, с какого боку не поверни и вообще- полное безумие.
ЗАСКОКИ ЕСЯ ПРИДЕТСЯ ВЫПОЛНЯТЬ.
И это- безусловно, поскольку заскоки Еся ему совершенно необходимы. Не знаю, зачем, не спрашивайте. Но сенсорным своим нутром чую: необходимы для нормальной жизнедеятельности. Есь, лишенный заскоков, впадает в депрессию и утрачивает желание жить.
Капризы Еся, на первый взгляд, похожи на заскоки и часто под них маскируются. Но, если хорошо подумать, в них всегда есть какая- то рациональная основа: покушать вкусненькое, посмотреть интересненькое, купить вон ту лялю… Капризы Еся можно выполнять или нет- в зависимости от возможностей и настроения (вашего). С одной стороны, Есь, капризы которого совсем не выполняются, озлобляется и становится совершенно невыносим. С другой стороны, Есь, все капризы которого выполняются, становится малоподвижным, ленивым и утрачивает нюх. Хищников нельзя перекармливать- думаю, это правило относится не только к Есю, но и ко всей бетта- квадре. Так что, здесь более всего уместна некая золотая середина.
Самый верный способ испортить Еся (к которому часто прибегают любящие и заботливые Штирлицы)- это выполнять все его капризы и совершенно не выполнять его заскоков. А потом еще ждать от него благодарности.
Другая немаловажная пара противоположностей- это Есь в состоянии релаксации и Есь, который уже вышел из состояния релаксации, но, почему- то не работает.
Состояние релаксации- это не ничегонеделание, как думают некоторые рационалы, а естественная часть рабочего цикла. Есь в релаксации не просто отдыхает, в его голове происходит какая- то работа. Не знаю, какая, но знаю- происходит. Знаю, что совершенно необходимая, без которой ничего не получится. И главное здесь- не вмешиваться и не пытаться чего- то выяснить.
Есь же, который вышел из состояния релаксации, но не работает- это, прежде всего, Есь, который нуждается в помощи и ваше вмешательство здесь совершенно необходимо. Однако и помощь здесь отнюдь не однозначна, поскольку это с равной вероятностью может быть Есь, у которого что- то не получается и Есь, который филонит.
Это- пожалуй, самая трудноразличимая и самая важная пара противоположностей. Попытавшись надавить на Еся, у которого что-то не так, вы рискуете получить большую обиду, в корне испорченное настроение (у себя) и потерю трудоспособности всерьез и надолго (у Еся). Попытавшись разобраться в чем- то с Есем, который филонит, вы рискуете погрузиться с головой в одну из задушевных, чрезвычайно интересных и по определению бесконечных Есевых бесед и утонуть в ней навеки. Филонящий Есь расслабляет окружающих почище морфия.
И даже если вы уверены, что у Еся что- то не так, задавать ему прямой вопрос: «Что не в порядке?» совершенно бессмысленно. Он, скорее всего, сам не знает- что, и как раз ждет, когда вы это выясните. Так что, в первом случае вас ждет долгое и скрупулезное расследование причин аварии, во втором же следует поступать в зависимости от обстоятельств и настроения (вашего). Если дело спешное и настроения отдыхать нет- следует, без долгих разбирательств, придать ему дополнительное ускорение при помощи ЧС. Если же спешить нет необходимости- можно позволить себя расслабить и немножко пофилонить вместе с ним. В конце концов, все должны иногда расслабляться, даже Жуковы.

Э-эх, тяжела ты, жизнь на гражданке, никто тебе «вольно» не скомандует!

Впрочем, спустя некоторое время жизни с Жуковым, Есь начинает филонить исключительно своевременно и более в дополнительном ускорении не нуждается.
Стоит различать так же Дело Еся и хобби Еся.

Много он дел начинал,
Но только одно лишь закончил:
Первым из всех своих дел
Смерть он довел до конца.
Эпитафия на могиле недуализированного Еся.

Как уже говорилось выше- Есь много чего пробовал и много чем увлекался. Однако, талант от Бога у него, как правило, к чему- то одному. Остановиться же на этом одном он никак не может, хватается и за то, и за это, потом бросает, потом хватается еще за что-нибудь… Короче, в итоге вы видите пятнадцать проектов и все- на стадии полдела. В лучшем случае.
Есь, может быть, и не прочь что-нибудь закончить, но, во- первых, никак не может решить, что именно, а во-вторых, для того, чтобы закончить одно, нужно отложить все остальное. А ему жалко.
Поэтому, на первых порах, вам придется потратить немало сил, доказывая Есю, что одно законченное дело лучше, чем пятнадцать начатых. И объясняя, почему из всех начатых им дел, следует закончить именно это.
Однако, из сказанного не следует, что с этого момента Есь перестает заниматься своими хобби. Во-первых, это нереально. Во-вторых, хобби ему зачем-то нужны для Дела. Не знаю, как они связаны, но знаю, что что- то такое, совершенно необходимое, он из них черпает.
Разница в том, что Дело- магистральная линия, для него вы выделяете время и средства в первую очередь, в занятия Еся делом привносите логику и последовательность: побуждаете его заканчивать начатое, оказываете ему необходимую помощь, наводите и поддерживаете порядок в инструментах и справочных материалах. Хобби обеспечиваете средствами по возможности и занятия хобби не контролируете никак. Пусть Есь ими занимается по своему усмотрению: начинает, бросает, снова берется. Если от Дела мы ждем какого- то конкретного результата (не обязательно связанного с деньгами, но чего- то окончательного и готового), то хобби Есь занимается исключительно ради процесса.
Подчеркиваю: все эти состояния- совершенно различны и требуют совершенно разных линий поведения. Рационального же, логичного, общего для всех Есей (и даже для конкретного Еся одного на все случаи жизни) способа их различать просто не существует. Только личные наблюдения и ОПЫТ, ОПЫТ и еще раз ОПЫТ. Ну, по крайней мере, вы не соскучитесь…

И входит в мой мир тесный
Форнит в башмаках рваных.
Прошу его: «Дай песню!»
А он говорит: «Рано!»
Бывает, он смел и светел,
Бывает, что все иначе:
Он злится на всех на свете,
Он пьет до соплей и плачет.
Но дунет ветрами злыми-
Он снова спешит на помощь,
Я помню его Имя,
Надеюсь, и ты вспомнишь.
О. Медведев. «Форнит»

Кроме проблем с Есем существуют еще проблемы Еся- о которых вы как раз где- то сейчас и узнаете (а до сих пор он их от вас тщательно скрывал). Мои соболезнования- и рекомендация побыстрее смириться и заняться их решением. Попытка от них избавиться по принципу «нет Еся- нет проблемы», кончается тем, что денька три пометавшись по пустой квартире, вы обнаруживаете, что медленно сходите с ума, поскольку исчезнувшему Есю никак не возможно объяснить, что он- безалаберный идиот, сам во всем виноват и вообще не прав в корне.. ну и что вам там еще непременно надо ему объяснить. Кроме того, вы уже нашли просто замечательный способ решения этой проблемы и вам не терпится приступить, что, опять же, невозможно в отсутствие Еся. И вообще…
Короче, на этой стадии Есь уже стал вам совершенно необходим, просто вы это еще до конца не поняли.
И заканчивается этот демарш тем, что вы звоните туда, куда вы его послали (если там есть телефон) и говорите НЕПРЕРЕКАЕМЫМ тоном:
– Какого **** ты смылся? Ну- ка, НЕМЕДЛЕННО домой!
Причем, мудрый и понимающий Есь отнюдь не указывает вам на нелогичность вашего поведения, не начинает выяснять отношения, высказывать претензии или требовать гарантий. Он просто отвечает:
– Выхожу.
И, спустя некоторое время, потребное на перемещение оттуда сюда, вы уже будете орошать слезами радости и раскаяния плечо вашего дорогого, единственного и самого лучшего в мире Еся с твердым намерением НИКОГДА, НИКОГДА больше с ним не расставаться. Причем, на выразительной физиономии Еся нет ни обиды, ни злорадства, только чистая радость, что его наконец- то простили (хоть он и не понял, за что).
Я уже говорила где-нибудь, что Еси, по природе своей, наделены величайшей добротой, невероятным великодушием и исключительным душевным благородством?

Пожалуй, основная, самая серьезная и неприятная проблема недуализированного Еся, из которой, в сущности, проистекают все остальные его проблемы- это эскапизм, плавно переходящий в аутизм.

Он в мире первом смотрел телевизор, читал Кастанеду, сушил носки
И пес одиночества рвал его горло тупыми клыками хмельной тоски
А в мире втором мотыльки и звезды хрустели, как сахар под сапогом
И смысла не было, не было, ни в том, ни в другом.
А в мире третьем он стиснул зубы, подался в сталкеры мертвых зон,
Стирал дымящийся полушубок, пройдя сквозь огненный горизонт,
Ввалившись в прокуренное зимовье, рычал из спутанной бороды,
Что смысла не было, ****, не было, туды-растуды.
(…)
Потом подчинялся иным законам, узнавши- как и узнавши- где.
Становился легким и незнакомым, трехпалым листиком на воде,
Слетал, планируя, на поверхность, и было пофиг, куда снесет,
А смысла не было, не было, не было- и все!
О. Медведев. «Солнце».

То есть, Есь постоянно считает, что он живет в каком- то другом, своем мире. А в этом, материальном мире- только какая- то его совсем неважная часть. Допустим, хвост. Или левая задняя лапа.
Само по себе это состояние не является для Еся чем- то ненормальным. Плохо, когда он из этого сделает вывод, что все происходящее в этом мире- неважно, и то, что Есь в этом мире делает- тоже неважно.
Во- первых, подобный силлогизм может привести Еся к самым неблаговидным поступкам- поскольку все неважно, нет смысла делать усилия и плыть против течения.
Во-вторых, наши поступки меняют нас всерьез и необратимо. А от самого себя не скроешься даже в самом идеальнейшем из идеальных миров. Поэтому у Еся в такой ситуации в мире идеального тоже начинаются какие- то нелады и смысл жизни как- то остро не находится. Есь делает из этого вывод, что его заела грубая реальность, и решает уделять ей еще меньше внимания. От чего ситуация в мире идеального, понятное дело, только ухудшается, от чего Есь еще более активно начинает отпихиваться от реальности…
Этот замкнутый круг порой завершается печально: в психиатрической клинике, в наркологическом диспансере, самоубийством…
Пожалуй, только Жуков может вытащить Еся из этого круга, но даже и ему придется изрядно попотеть, поскольку мысль о том, что реальность- реальна а его поступки в мире дольнем как- то влияют на мир горний, очень часто кажется Есю слишком революционной, если не сказать- крамольной и еретической. Прежде, чем он ее примет, потребуются веские доказательства и длительная проверка на практике.
Есенина называют совестью Жукова. Однако, данный случай- именно тот, когда Жукову придется поработать совестью Есенина, неустанно повторяя: мало провозгласить идеалы Добра, Красоты и Правды, надо еще и следовать им на практике.

Все описанное- проблемы довольно серьезные.
Однако, кроме них существует еще множество несерьезных проблем, из которых при желании можно сделать ПРОБЛЕМУ.
Например, Есь, скорее всего, имеет опыт общения с различными людьми, которые, подражая Жуковым в грубости, непререкаемости и командном тоне, при этом забывали скопировать некоторые другие наши качества (за которые нас, собственно и ценят Еси). Это приучило его опасаться и стоять за себя. Поэтому, в первое время, например, услышав дружескую команду: «Иди сюда!», он может побежать сначала к вам, потом от вас, потом опять к вам, потом опять от вас, потом перпендикулярно заданному направлению… В конце концов, набегавшись по квартире, он все- таки двинется к вам, но по боевой противоракетной синус- траектории, и с таким видом, как будто случайно здесь прогуливается.
Не переживайте, он не сошел с ума и не издевается. Хаотичные перемещения в пространстве в данном конкретном случае отражают метания сложной Есевой души. Любовь к вам и нарождающееся доверие тянут его в одну сторону, а страх быть униженным гонит в другую. Советую заговорить с ним серьезным, деловым тоном и объяснить, зачем, собственно, звали. Подобные метания проходят сами собой, когда Есь понимает: Жуков никого не хочет унизить, он вообще так разговаривает, а если зовет- значит, по делу.
Может он так же устраивать мелкие, но весьма раздражающие инциденты: демонстративно садиться в ВАШЕ кресло, занимать ВАШЕ место за столом, хватать ВАШУ чашку…Это не борьба за власть и не попытка территориального захвата (Есь вообще не захватчик). Во- первых, он так шутит (такое вот у Есей чувство юмора). Во- вторых, первое время Есь может быть весьма обескуражен Жуковской манерой у себя дома молчать часами и сутками (тот, кто придумал поговорку «Если Жуков молчит три минуты, значит он спит, если пять минут- значит он умер», никогда не жил в одной квартире с Жуковым). Он думает, что вы про него забыли, и пытается обратить на себя ваше внимание. Такие вещи тоже проходят сами собой, когда Есенин в полной мере понимает: Жуков на своей территории ни про кого не забывает и никого не упускает из виду. Даже если он молчит и выглядит совсем отрешенным, он все равно прекрасно знает, чем вы сейчас заняты и готов при необходимости вмешаться. Кого- то такие внезапные вмешательства заставляют нервно вздрагивать и чувствовать себя «под колпаком», а вот у Есей они создают ощущение заботы и защищенности. Когда он это поймет- его поведение утратит свою демонстративность, и превратится в нормальное дружеское подкусывание.
А когда он осознаёт, что Жуков, который выглядит так, будто он тебя совершенно не слушает, тем не менее, прекрасно запоминает то, что ему говорят, в доме воцаряется полная гармония, и Жуков с Есениным начинают напоминать молчаливую обезьянку и болтливую жирафу из «Приключений крокодила Гены». Причем, оба вполне довольны: Есенин наконец обрел Идеального Собеседника, а Жуков, хочет он того или нет, приобретает множество знаний в гуманитарных областях, которые он по- иному не приобрел бы никогда. А повторяя сентенции Еся в обществе, всегда можно сойти за человека весьма образованного и оригинально мыслящего.
Еще одна несерьезная проблема, которая решается сама собой- это проблема одежды и вообще, вкуса и эстетики. В области вкуса и эстетики Есь устанавливает свою полную и единоличную гегемонию, хотя лично я совершенно не понимаю- как, собственно, он это делает?
Вроде, не требует, не критикует, не объясняет, не ходит с вами по магазинам выбирать тряпки, не… И вообще складывается впечатление, что ему совершенно все равно, что на вас надето.
Однако, спустя некоторое время, при походе в магазин (без Еся, прошу заметить), вы начинаете отворачиваться от того, что носили раньше и выбирать нечто другое- поскромнее и поизящнее. И не потому, что «он это одобрит», а просто это вам теперь нравится- а то разонравилось. А еще спустя некоторое время, вы встречаете на улице девушку, одетую точь-в-точь, как вы раньше, и вас искренне передергивает: ну разве можно одеваться так вульгарно? Спустя еще некоторое время, вы начинаете понимать, что в есевых рассуждениях о всеобщей деэстетизации определенно что- то есть. Потом осознаете, что мириться с этим безобразием и пошлостью больше нельзя и начинаете обдумывать, что тут можно сделать…
А вы разве не знали, что движущая сила всех военных переворотов- это эстетически неудовлетворенные Еси?
В общем и целом, Есенин и Жуков- одна из самых беспокойных дуальных пар, а может быть, и самая беспокойная.
Это у кого- то другого поцелуем в диафрагму и белой фатой у алтаря заканчиваются свершения и тяготы, и начинается хеппи энд и благополучная семейная жизнь. Ваши же приключения как раз подошли к своему началу.
И нормальной жизни «как у людей» не ждите, ибо не будет ее у вас.
А будет у вас… Ну, короче, много чего у вас будет.
Но это уже совсем- совсем другая история.

(C) http://www.socionik.com/thread/3807-0-.html