Кочубеева Л.А. Новое в семантике рациональных аспектов

(доклад на научно-практическая конференции по применению типологии личности в управлении и кадровом консультировании)

по материалам рабочей группы по соционике при лаборатории междисциплинарных исследований ИБПЧ в составе: Доспехов С. В., Ерыкалина Е.Г., Киселева Л.В., Ковалева А. Ю., Кочубеева Л. А., Мальская Е. Н., Миронов В. В., Стоялова М. Л.

Прошлое исследование Рабочей группы, которое тянулось более двух лет, было посвящено наполнению признаков Рейнина. Новая тема, которую мы решили взять для исследования, – это прояснение содержания лексической составляющей аспектов. Сегодняшний доклад называется «Новое в семантике рациональных аспектов», над иррациональными аспектами мы продолжаем работать.

Между темами наших двух исследований есть некоторое различие. По признакам Рейнина изначально было известно мало, поэтому тут поле для экспериментов было очень широким. Надо сказать, что с аспектами вообще и с рациональными аспектами в частности ситуация сложилась странная и можно сказать – немножко парадоксальная. Всем кажется, что содержание аспектов – вещи общеизвестные, т.е. мы на этом строим определение типа, об этом все пишут. И тем не менее, так получается, что есть масса разногласий, иногда мелких, иногда более существенных. Содержание аспектов не ставится под сомнение и существует по умолчанию. На практике получается, что в общем-то это самое содержание выведено из модели и ничем не проверено: предполагается, что должно быть так. Нашей группе известно крайне мало экспериментов по проверке и уточнению наполнения аспектов: буквально пара экспериментов, в которых проверялся ограниченный набор слов, и когда это действительно подтверждалось другими независимыми методами.

Понятно, что в ситуации, когда нет возможности провести нормальное стандартизованное интервью, как при приеме на работу, в том же рекрутинге, когда возможности для интервью ограничены (там масса вопросов, и человек просто не поймет, о чем вы его спрашиваете, про кастрюли или еще что-то), имеет смысл пользоваться косвенными методами, т.е. отслеживать лексическую составляющую, невербальную и т.д.

Методика проведения экспериментов, которой мы пользовались, сложилась спонтанно, и это сам по себе интересный феномен, поэтому я о нем немножко скажу. Мы назвали его метод резонансной группы. Может быть, кем-то из социоников, разрабатывающих теорию малых групп (Рейнин, Гуленко и др.), это описано, но нам не встречалось. Резонансная группа – это группа людей, у которых некоторый аспект представлен в первой функции и во второй (одна из рейнинских неоднородных групп). Назовем его резонансным аспектом. Принципиально важно, чтобы в группе были собраны вместе все четыре представителя данного аспекта по блоку Эго. Например, по черной логике: чтобы там были Габен, Джек, Штирлиц и Бальзак. Число участников может варьироваться, допустим, одного типа 1 человек, другого 2, но главное, чтобы представители всех четырех типов присутствовали одновременно. Если одного какого-то типа не хватает, явление резонанса не наблюдается. Средний состав резонансной группы от 4 до 8 человек. Мы старались, чтобы люди были выраженных типов, чтобы они были в своем типе, чтобы они были заинтересованы в этой деятельности.

Предварительно мы готовили набор лексики, делали выборку по аспектам со всей доступной литературы, имеющейся в нашем распоряжении, Интернета и т.д. Потом это все распечатывалось на отдельных листах и раздавалось участникам группы. Участников резонансной группы сажали вместе, остальные члены рабочей группы отсаживались в сторону, таким образом, получался внутренний круг и внешний круг – «аквариум», как на тренингах.

Один из участников резонансной группы начинал вслух зачитывать подготовленную лексику аспекта, делая паузы для обсуждения и реакции остальных. Внешний круг отслеживал и фиксировал вербальную и невербальную реакцию. Если кто-то из нашей постоянной группы был в резонансе, он брал на себя роль такого заводилы. Он начинал читать слова, спрашивать всех. Иногда приходилось немножко подстегивать: «Ну, а что у нас интроверты скажут?», немножко руководить.

Сам резонанс состоит в следующем: люди в течение 20-30 минут настраиваются в свободном режиме, после чего все переходят в режим резонансного аспекта. Ну, допустим, обсуждают экстравертную этику. Сидят там интуиты, и сидят там сенсоры. И практически они все говорят на одном языке – языке экстравертной этики. Их другие функции в блоке Эго очень мало проявляются, ответвления идут минимальные. Эффект резонанса наблюдался во всех группах, независимо от того, какой аспект лежал в ядре этой группы, хотя проявлялся в разных формах.

В результате, когда в обсуждаемый аспект попадает какое-то достаточно стимульное слово, выражение, участники начинают очень сильно оживляться и давать синонимы. Если не попадает, то отвергают это слово хором. В принципе, это происходит независимо от конкретных людей: можно набрать других людей и получится то же самое. Я не знаю, как это объяснить: как синхронизацию, как энергетический феномен – ну, в общем, объяснения нет, феномен есть. Ну, и изнутри, по моему ощущению как участника резонансной группы: если в одиночку я затруднюсь сказать – слово из моего лексикона или не из моего (а человек, который не лингвист, затруднится вдвойне), то там люди очень уверенно и четко определяют: наше – не наше.

По результатам эксперимента мы можем сделать некоторые общие выводы. Во-первых, есть такое интересное явление: я бы его назвала изоморфизм проявления аспекта. Имеются в виду какие-то структурно похожие проявления в совершенно разных областях (пластике, речи, областях деятельности). Пример из экстравертной логики. В невербальной пластике – это монотонные, одинаковые механистические движения, т.е. ровные, как швейная машинка строчит; человек бежит, и у него совершенно одинаковые жесты и движения. В рисунке – это мелкие одинаковые детали, а в лексике – перечисление рядами однородных объектов. Аналогичное явление наблюдается и в других аспектах. Это  лишний раз подтверждает, что лексика отражает картину мира, т.е. мы имеем дело с определенными состояниями, которые можно отслеживать на разных уровнях.

Во-вторых, в соционике до сих пор продолжаются споры о том, входят или не входят конкретные слова в тот или иной аспект, и это один из корней недопонимания и недоразумений. По результатам наших исследований, как лингвист  я могу сказать, что у каждого аспекта есть лексическое ядро – когда оно затрагивается в процессе эксперимента, наступает резкий подъем энергии в группе, и все реагируют на стимульные слова одинаково положительно. В основном тут и наблюдается резонанс. И есть широкоеассоциативное поле. Наш мозг работает по ассоциации. И мы можем об отдельных словах спорить бесконечно. Потому что по ассоциации у одного они попадают в одни аспекты, у другого они попадают в другие, в его сильные аспекты. Т.е. помимо этого ядра, есть широкое ассоциативное поле, которое мы никогда до конца не определим, там нет четких границ – благодаря многозначным словам, в частности. Например, слова «смысл» и «если» имеют несколько значений, часть из которых ближе черным логикам, другая часть – черным интуитам. И что я как лингвист отметила, крайне важна этимология слова. Допустим, вот практически синонимы: «правильный – неправильный» и «верный – неверный». Но «правильный – неправильный» одобряют черные логики, а «верный – неверный» одобряют белые логики. Там разные корни и разные именно эти ассоциативные поля. То же самое со многими другими словами.

Есть ряд смысловых полей, которые попадают не на один аспект, а на два. Допустим, на черную логику плюс белую интуицию попадают, а на черную логику плюс белую сенсорику не попадают. В каждом аспекте практически у нас так было. То, что во многих книжках приписывается черным логикам, однозначно было не поддержано многими Габенами и Штирлицами – все, что касается «деньги, выгода, убыток, прибыль, продукт, просчитать, рассчитать» – вся эта экономическая составляющая просто выпадает. Бальзаки и Джеки радуются, а Габены и Штирлицы – нет.

В-третьих, обнаружилось совершенно четко, что носители статических аспектов заменяют все глаголы несовершенного вида на глаголы совершенного вида. Там, где это возможно, заменяют отдельные глаголы на конструкции: не «относиться», а «быть в таких-то отношениях», не «злюсь», а «зло берет». Также глаголы заменяются на наречия, существительные и прилагательные. Это очень сильно проявляется. А носители динамических аспектов, соответственно, делают наоборот, т.е. практически вычеркиваются все конструкции, сложные речевые обороты, все это заменяется на какое-то одно слово, желательно глагол. К отдельным существительным, наоборот, динамики добавляют смысловые глаголы – получается, что сложные обороты в их речи возможны, только когда никак иначе не сказать. Здесь открывается широкое поле для исследований психолингвистов.

В-четвертых, лексика этическая меняется гораздо быстрее, чем лексика логическая.  Если мы возьмем произведения или какие-то тексты столетней давности, написанные логиками, неважно, статиками или динамиками, и сравним их с современными текстами, мы заметим очень мало изменений. Если мы берем лексику этическую, опять же неважно, какую, и начинаем сравнивать с современной – даже то, что написано в книжках наших уважаемых социоников – этиков, – прошло не 100 лет, а всего лишь 20, и она устарела. Люди не говорят так, им неприятно это слышать, это выспренне звучит. То, что связано с эмоциональной лексикой, гораздо быстрее устаревает и гораздо сильнее зависит от принадлежности к социальной группе, от возраста и от других несоционических факторов.

Теперь перейдем к результатам работы по конкретным аспектам, в следующем порядке: попарно логика, потом попарно этика.

Логика экстравертная (деловая).

В нее входят:

  • Глаголы, описывающие действия, притом действия, которые могут относиться как к неживому объекту, так и к живому. Ходить, делать и действовать может ведь и робот. Т.е. то, что можно отнести к чему-то движущемуся, но не живому.

  • Среди них можно выделить глаголы, описывающие процесс познания: знать, уметь, учиться, называть(ся), доказать, подтвердить, простроить.

  • Смысловое поле, связанное с полезностью и эффективностью действий, ихфункциональностью (эта лексика в основном описана в соционической литературе).

  • Любые знаковые системы: использование цифр, букв, имен, фактов и так далее. Естественно, знаковыми системами (алфавитами, азбуками и др.) пользуются все, но у черных логиков наблюдается избыточность их употребления (как лингвистическое понятие). 2

  • Указательные и относительные местоимения: это, этот, то, вот, что, который. Могут быть в коротких фразах-определениях (вот этот стул) либо в длинной серии придаточных предложений – типа стихотворения “Дом, который построил Джек”.

  • Перечни, перечисления в любой последовательности элементов. Т.е. практически перечисление через запятую (дома, люди, заборы, крыши).

  • Постоянные уточнения и уточняющие вопросы: “Что конкретно?”, “Что вы имеете в виду?”, “Как именно?”, “Точно это называется”.

  • Цитаты для пояснения своей мысли.

  • Повторы в речи, дословные или с небольшим переформулированием. Пример: “В таких домах у меня жила тетя, когда жила еще в Питере, точнее, в таком доме. А вообще я сам жил вот в таком корабле, там родился. Ну я родился не там, но жил очень долго”. Образно говоря, черные логики – это люди, которые из песни слова не выкинут, но возможны припевы и рефрены.

Что не относится к аспекту.

Однозначно не поддержаны ссылки обобщенного характера, которые некоторые авторы приписывают к этому аспекту. «Положено так», «так надо», «так должно», «так по правилам», «известно», «как всем известно». Сразу начинаются уточнения: кому известно, где известно. Все черные логики, программные и творческие, называют такие утверждения малоинформативными. Возможно, так функционирует этот аспект в какой-то другой позиции, но те, у кого он сильный, подобные обобщения не поддерживают.

Трудоспособность и трудолюбие, именно как типные качества. Потому что упомянутое вначале явление механистичности, экономности движений приводит к такому впечатлению, что люди очень хорошо работают.

Логика интровертная (структурная).

В нее входят:

  • Описание процесса мышления, понимания, думания, мысли – так, как описано выше: с заменой несовершенного на совершенный вид, глаголов на наречия и существительные. Типичный пример из обсуждения: берем слово «сравнивать». «Нет, лучше «сравнить». А еще лучше «сравнение». А лучше всего – «по сравнению с чем-то». Т.е. ряд пошел такой.

  • Вводные слова: «я думаю», «я считаю», я имею в виду», «по моему мнению» и т.д.

  • Формально-логические категории: анализ, сравнение, классификация, различие и т.д. – это достаточно подробно описано в литературе.
  • Белая логика – это пустая форма. В нее практически не входят отдельные слова. Все отдельные слова заменялись на конструкции. Т.е. не «основание», а «на основании того», не «соответствие», а «в соответствии с чем-то», не «порядок» и «исключение», а «в порядке исключения» Из любого слова выкручивалась какая-то конструкция. Не само слово «логика», а «в этом есть логика», «в этом нет логики», «по логике вещей». Как класс, по принципу, не вдаваясь в дискуссии и т.п.

  • Очень вероятно, что в этот аспект входят все сложные предлоги. Это гипотеза, но можно проверять. «Вследствие чего-то», «на основании чего-то», «по сравнению с» и им подобные.

  • Описание пространственных соотношений и взаиморасположения объектов. Все, что касается понятий: дальше – ближе, выше – ниже, слева, с одной стороны – с другой стороны, с этой точки – с той точки, на переднем плане – на заднем плане, на фоне, посередине, сбоку, параллельно, перпендикулярно и т.п.

  • Описанию пространственных соотношений мы находим полное соответствие в лексике, описывающей работу сознания. Потому что вы понимаете, что может с одной стороны и с другой стороны что-то быть в помещении, а может быть в голове. Такая вот переносная геометрия. «Выйти за рамки, за пределы, остаться в пределах, в предельном случае, сквозь призму чего-то, с точки зрения чего-то» – такие вещи мы уже не воспринимаем как переносный смысл, каковым он является изначально. Возможно, на эту тему есть какие-то именно лингвистические исследования, но с точки зрения соционики это входит в содержание данного аспекта.

Что не относится.

Подтвердилось еще раз, что качества ума, интеллекта, уровня образованности к белой логике не относятся. Также не относится к логике в принципе и к белой в частности такое понятие, какответственность, которое некоторые авторы сюда включают. А также было отвергнуто по факту то, что касалось субординации, дисциплины, должности, истины и беспристрастности. Подобные вещи характеризуют взгляд извне на представителей каких-то типов, которые производят такое впечатление (как черные логики – впечатление трудолюбия). Однако это не есть лексика самих этих типов и, соответственно, это не есть часть картины мира.

Смежная область интро- и экстра- логики.

Любое упорядочивание информации (система, таблица, порядок) – это скорее вотчина белой логики, хотя надо сказать, эта тема вызвала множество разногласий. Есть другие вещи, которые практически пересекаются, между белой логикой и черной логикой. Наверно, мы все-таки не можем провести четких границ этих ассоциативных полей. Например, такое слово, как «устройство», понимают по-разному. Для одних устройство – это что-то такое, что все время работает и шевелится, а для других это статичная структура. Был такой момент: «Как лягушка работает?» – «А зачем знать, как она работает? Я ее разрежу и посмотрю, как она устроена». Догадайтесь, где кто.

Прием, обратный олицетворению (см. этика), т.е. приравнивание живого к неживому и описание с точки зрения его устройства и функционирования. «Стратеги – это поезд, а тактики – вагоны» (см. также про лягушку выше).

Этика интровертная (отношений).

В нее входят:

  • Описание своих чувств, своего отношения. Но опять же, «грустить», «радоваться», «волноваться», «стыдиться» и т.п. – обыкновенно люди заменяют это на наречия. «Мне весело», «мне грустно», «мне скучно». Не «я обижаюсь», а «мне обидно». Не «я злюсь», а «зло берет». Т.е. при любой возможности люди выдают статические конструкции, включающие существительные. Все, что можно сказать не глаголом, говорится не глаголом.

  • Соответственно, устойчивые эмоциональные состояния – радость, робость, грусть, гордость, досада, смущение….

  • Само слово «отношение» и разные сочетания с ним. Ну, что с отношениями можно сделать? Завязать, порвать, построить, наладить, поддержать, испортить, ухудшить, улучшить. Все конструкции со словом «отношение» черные этики категорически отвергли. Надо сказать, что в соционических книгах с этикой есть очень большая путаница. Практически там описана довольно неплохо этика белая, но все, что касается черной этики, представляет собой полную мешанину.

  • Описание отношений как некой постоянной дистанции. «Быть знакомым», «быть друзьями», «общаться», «не общаться», «свой», «чужой». Есть знакомство, есть дружба. Практически, это те стадии, которые уже описывались в признаке «веселые – серьезные», а здесь это проявляется в лексике конкретного аспекта.

  • Постоянные качества и черты характера: качественные прилагательные, те, что описывают постоянные качества и черты характера (я их перечислять не буду, потому что их по словарю несколько тысяч) – примеры: искренний, отзывчивый, дружелюбный, общительный, честный, хороший, плохой – это именно лексика, это не качества типов. Это лексика, ими употребляемая. Стеснительный, нахальный, душный и т.д. Если сравнивать здесь белую этику и белую логику, по белой логике отвергалась такая часть речи, как прилагательное, и все время переводилась во что-то другое.

  • Качественные прилагательные и наречия, относящиеся к любым объектам: приятно(ый), противно(ый), плохо(й), хорошо(ий) – это тоже в литературе есть, хотя несколько в разрозненном виде, без указания на лингвистическую категорию. Сюда же можно отнести оценочные существительные: прелесть, чудо; ругательства: гадость, мерзость, пакость и т.п.

  • Уменьшительно-ласкательные, увеличительные и пренебрежительные суффиксы. Например, когда дама в очереди говорит: «Мне огурчиков и помидорчиков», то с большой вероятностью это белый этик. Всяческие «Сереженьки», «Васеньки», «салатики» «домищи», «котищи», «ручонки», «ножонки» и «бороденки».

  • Мотивы, намерения. Т.е. в лексику входит «с такими-то намерениями», «с такими-то побуждениями», и практически описываются мотивы и намерения как свои, так и другого человека. Это смысловое поле приписывают к разным аспектам (черная этика, белая этика, черная сенсорика). По результатам нашего эксперимента их можно отнести к белой этике.

Комментарий, не относящийся к лексике: как психолог, я могу сказать, что такое понятие, как эмоциональная эмпатия, входит в этот аспект. Собственно, она и определяется как умение выразить словами чувства другого. Для этого их надо почувствовать! Присоединиться, понять, в каком он состоянии.

Что не относится.

Все, что вот такой «высокий литературный штиль»: такие слова, как «сопереживание», «признательность», «обнадежить», «милосердие»… и общие понятия: мораль, нравственность, человечность, верность, совесть, преданность и т.п. Наверно, где-нибудь веке в девятнадцатом их употребляли сплошь и рядом белые этики. Но, как сказано выше, этическая лексика меняется быстро. Так получилось, что в нашем эксперименте участвовали люди возрастом до 40, максимум до 50 лет. Возможно, если мы возьмем более старшую возрастную группу, результат будет другим. Но важна тенденция.

Этика экстравертная (эмоций).

Этот аспект преподнес нам больше всего неожиданностей, в нем у нас было больше всего находок. Может быть, это не бриллианты, но вполне полноценный речной жемчуг. В соционическом общественном сознании черная и белая этика изначально перепутаны, отчасти из-за названия, где этика эмоций, где этика отношений. Половина того, что мы записывали в нее в начале эксперимента, пользуясь литературой, оказалось белой этикой. Зато обнаружились совершенно новые области, нигде не упомянутые. Итак,

В нее входят:

  • Разговорная лексика, которая каждый раз рождается заново и ее нельзя четко определить раз и навсегда. Одноразовые, ситуативные неологизмы, придающее речи «оживляж». Пример: человек говорит: «там все верещали, такой вереск стоял». Или: «я влиял-влиял, и аж обвлиялся». Какие-то начинаются «тусёпки», «вздрыги», слова, которые можно понять исключительно в контексте. Хотелось бы уточнить, что это не игра слов с двойным смыслом, как у черных интуитов, и не создание новых слов для названия новых вещей, как у черных логиков – здесь главное не смысловой момент, а эмоциональная окраска.

  • Это сознательные или полусознательные стилистические нарушения. Т.е. в тексте лекции сказать что-нибудь такое, как «обвлияться». Или, допустим, в каком-то тихом лирическом разговоре ввернуть что-нибудь грубое. «Бултыхаться» в вежливой интеллигентной беседе, «лицезреть» и «воспарить» в дружеской болтовне3.

  • Практически полное описание звукового поведения. То, что касается слов: «кричать», «шептать», «затихнуть», «рыкнуть», «мычать», «верещать», «болтать», «бубнить», «вякать», «брякать», «ахать», «охать» и т.д.

  • Поведение, проявление эмоций в речи и действиях. Не «радоваться» (это чувство), а «смеяться». Не «грустить», а «плакать». Не «расстраиваться», а «хныкать» или «жаловаться». «Улыбаться», «встать в стойку», «шутить», «дуться», «выплескивать». Именно то, что можно видеть, наблюдать, слышать, то, что проявляется в поведении. Этот аспект не описывает чувства и эмоции как таковые, как белая этика. Это очень важно, потому что в книгах полная путаница с этими понятиями.

  • Целая часть речи – междометие. Всякие «ой», «ай», «ой-ёй», «у, ты какой», «эге». Например, слова «счастье», «ужас» – черные этики их так не берут, отказываются. Они говорят: «Нет, ну как это – счастье? Вот если бы «О счастье!», тогда ладно». «Ну как это – ужас? «Ох, ужас какой!» Мы считаем, что через междометия происходит перевод информации на сильную функцию: с белой этики (сами существительные) на черную. Вдобавок здесь присутствует и невербальная составляющая (интонация), но для нас важно было выявить лексические средства, которые в дальнейшем могут быть формализованы.

  • Оценочный контраст: состоит в том, что черные этики сочетают противоположные по эмоциональному смыслу прилагательные и наречия. Допустим, «хорошо, аж жить не хочется», «хорошо до ужаса», «прелестная гадость», «он, конечно, лапочка, но это полный кошмар». В отличие от белых этиков, которые скорее усилят оценку, т.е. скажут не просто «хорошо», а «обалденно хорошо» или «совершенно замечательно»4.

  • Цитаты, употребляемые для эмоционального оживления разговора, чтобы заинтересовать слушателей и т.п. Допустим, цитатки из песенок они употребляют, описывая чью-нибудь ссору, или кого-то послали в командировку – «дан приказ ему на запад», т.е. просто чтобы повеселее это все рассказывать. В отличие от черных логиков, для которых цитаты – это способ подтвердить сообщаемую ими информацию.

    Что не входит:

Описание эмоций, как они непосредственно чувствуются человеком

Конструкции со словом «отношение», «сближаться», «расходиться» и т.д., «относиться к кому-то», «притяжение – отталкивание» и т.д.

Смежная область интро- и экстра- этики.

Область пересечения полей белой и черной этики – это лексика, описывающая воздействие на чувства других людей: обидеть, порадовать, увлечь, вывести из себя, напугать, заинтересовать. Вероятно, черные и белые этики по-разному расставляют здесь акценты: для черных в этом есть внешнее действие, а для белых – изменение эмоционального состояния. Плюс к тому первые склоняются к употреблению несовершенного вида, вторые – совершенного.

Также всем этикам присуще олицетворение, одушевление неживого. Здесь также наблюдаются различия по статике – динамике: например, белый этик скорее скажет «вредный компьютер», а черный этик – «компьютер вредничает».


1. Группа также выражает благодарность всем приглашенным участникам нашего эксперимента.

2. То же самое можно сказать о проявлениях других аспектов: показатель сильного аспекта – не словоупотребление вообще и даже не частотность, а именно избыточность, т.е. применение данных лексических средств в разных контекстах.

3. Не следует этот абзац понимать так, что черные этики больше других употребляют ненормативную лексику. Как частный случай стилистического нарушения возможен и мат, но в принципе эти нарушения стиля могут идти в любых направлениях – что очевидно из примеров.

4. Контраст как лингвистический термин понимается очень широко и включает в себя другие разновидности, например, оксюморон, которые в этот аспект не входят. В содержании аспекта черной этики нами были выявлены только оценочные контрасты.

 

(C) http://www.dynamicsocionics.ru/kochubeeva-l.a./kochubeeva-l.a.-novoe-v-semantike-ratsionalnich-aspektov.html