Категорія: Інтертипні відносини

Общая характеристика интертипных отношений

romantic-love-wallpaper-730x700

Шестнадцать типов личности не только по-разному осваивают окружающий мир, но и вступают между собой в разные отношения.

Интертипные отношения (ИО) – один из важнейших разделов соционики, связанный с взаимоотношениями между различными типами личностей.

Конечно, вокруг каждого из нас есть люди, отношения с которыми складываются позитивно, и есть те, кто нам не нравятся. Возьмём к примеру личные отношения. Часто отношения, начинающиеся так ярко и перспективно, вдруг (так кажется со стороны) заканчиваются разводом. Одна девушка жалуется своим подругам: «Я больше не могу с ним жить! Он постоянно меня в чём-то обвиняет: то я не складываю вещи на свои места, в разговоре перескакиваю с темы на тему и забываю, о чём хотела сказать, выбрасываю деньги на ветер, а потом сижу на «хлебе и воде», десять раз за день меняю свои решения…». Но определённо можно сказать, что есть люди, которым эти её особенности не покажутся такими уж серьёзными недостатками и они не будут её перевоспитывать. Точно также и её муж мог бы найти себе девушку, которой не составило бы труда придерживаться планов, ставить всё на свои места и рационально вести хозяйство. То есть сами по себе они оба хорошие люди, но их связывают неблагоприятные взаимоотношения. Ведь даже у наших врагов и обидчиков есть друзья, видящие в них положительные качества.  Значит, сложность заключается в проблемах общения между конкретными людьми, а точнее между их типами информационного метаболизма.

1297347103411_ORIGINAL

Аушра Аугустинавичюте сумела не только описать структуру личности, но и впервые сказала о том, что существует структура взаимоотношений. Она определяется не доброй и злой волей людей, а особенностями передачи и приема информации.

Зная типы двух партнёров, можно предсказать, как будут развиваться их взаимоотношения, в какой области их ждёт взаимопонимание, а в какой не избежать конфликтов. Зная свой тип, вы сможете осознанно выбрать человека, с которым сможете построить бесконфликтное общение. А зная типы своих родственников, друзей и коллег, в общении  вы сможете осознанно обходить неприятные для них темы, не провоцируя конфликтов.

До открытия межличностных отношений рекомендации в налаживании отношений между людьми сводились только к тому, как должен себя вести человек в какой-либо ситуации, не учитывая различия психологических типов.

Принципиальным отличием соционики от других направлений психологии является  то, что она допускает объективные различия в отношениях между людьми. Более того, она утверждает, что отношения между разными типами действительно отличаются.  Как бы мы не старались понять другого человека, не всегда это удастся в полной мере. Не от каждых отношений надо требовать, чтобы они были комфортными или продуктивными. Далеко не все зависит от воли и желания людей.

Модели психологических типов, а также интертипные отношения составляют базис соционики, как новой науки о человеческих взаимоотношения.

f892a60940198074c00744635b0e-400x337

Люди, не знающие соционики, часто думают, что смогут изменить другого. Начнём с того, что это в принципе невозможно. Наш тип заложен в наших генах. Можно попытаться подстроиться самому или подстроить другого под себя. Но стоит ли насиловать друг друга, ломать свой характер, если в других отношениях можно вести себя легко и естественно? Конечно, если круг общения устоялся и жизнь уже свела вас с не совсем подходящими людьми (коллеги, начальство, родители), или если вы обзавелись семьёй до того, как познакомились с соционикой, то ничего не поделаешь, нужно подстраиваться,  избегать конфликтов и не давить на слабые места партнера.

Для постоянного общения на близкой дистанции, например в семье, лучше всего подходят дуальные отношения. Но, если мы сами выбираем с кем нам жить, с кем дружить, то своих родителей, детей и прочих родственников, а также сослуживцев и начальников мы не выбираем (ну уж родственников так точно). И тут может реализовать себя любой тип интертипных отношений.

Разные интертипные отношения имеют разную степень комфортности, и тут можно выделить: комфортные, дискомфортные и двойственные отношения.

Традиционно наиболее комфортными во всех сферах считаются дуальные отношения, с чем согласны практически все соционики. Следующими по уровню комфортности считаются обычно отношения внутри квадры: активационные, зеркальные и тождественные, сюда же с большой натяжкой можно отнести полудуальные отношения. Менее комфортны миражные, родственные, деловые, отношения полной противоположности (погашения), суперэго, квазитождественные, заказа и ревизии. Самыми неблагоприятными считаются отношения конфликта, суперэго, подзаказные и подревизные. Хотя в оценках разных авторов имеются некоторые расхождения.

friends_cropped

Комфортные ИО

Дуальные. Партнеры дополняют друг друга, общение обычно легкое и непринужденное, а совместная работа — приятная. Благоприятны для длительного тесного взаимодействия.

Активация. Отношения похожи на дуальные, но партнеры имеют разный жизненный ритм (рационал и иррационал), к тому же оба экстраверты или интроверты, при длительном общении склонны уставать друг от друга. Отношения подходят для отдыха и приятного времяпровождения, либо для совместной работы, в которой возможны перерывы.

Зеркальные. У партнеров имеются общие ценности и нередко — интересы, возможна конструктивная критика. Сильные и слабые стороны во многом совпадают. Отношения благоприятны для общения и совместной деятельности.

Тождественные. Партнеры аналогичным образом воспринимают и осмысливают информацию, имеют одинаковые сильные и слабые стороны, общие ценности и интересы. Наиболее благоприятны для обучения.

Полудуальные. Отношения неполного дополнения. Взаимный интерес в общении, однако при попытках сближения возможны серьезные проблемы. Благоприятны для совместного обучения и развития с возможностью периодического отдыха друг от друга.

images (1)

Двойственные ИО

В эту группу входят отношения 50х50. Комфортность в общении вроде бы существует, но с некоторыми оговорками. В общем, не все так просто и замечательно, как может показаться в самом начале коммуникации. Но при соблюдении партнёрами дистанции и взаимоуважения общение может быть довольно сносным.

Миражные. Отношения достаточно комфортные и приятные, но не во всем удовлетворяющие потребности партнеров. Благоприятны для отдыха и общения, но малоэффективны для совместной деятельности.

Родственные. Сложные отношения со сходными жизненными установками и противоположными программами их реализации. Неблагоприятны для длительного тесного взаимодействия.

Деловые. Отношения делового равноправия с элементами соперничества и конкуренции при разных целях партнеров. Подходят для совместного решения деловых вопросов.

Погашение. Партнеры имеют похожие слабые и сильные стороны, однако в общении и совместной деятельности происходит обоюдное погашение, один партнер как бы препятствует деятельности другого. Соперничество и нечеткое разделение полномочий нежелательно.

Суперэго. Отношения взаимного уважения и симпатии, которые, однако, при переходе на близкую психологическую дистанцию могут привести к конфликтам и непониманию. Отношения плохо подходят для тесного взаимодействия.

Квазитождество. Отношения мирного сосуществования  (только при далёкой психологической дистанции) при совпадении сильных и слабых сторон и несовпадении ценностей и интересов. Желательно избегать ситуаций соперничества и конкуренции.

bigstock_Relationship_Problems_-_Young__9647666-300x215

Некомфортные ИО

Здесь фактор дистанции играет ещё большую роль, чем в предыдущей группе. А также желательно, чтобы общение было эпизодическим, непродолжительным. Длительное взаимодействие может привести к депрессиям и нервным заболеваниям.

Конфликт. Отношения вялотекущего, подспудно назревающего конфликта, для таких отношений характерны постоянные и нередко безрезультатные попытки достичь взаимопонимания, нарастающее внутреннее напряжение. Отношения могут быть полезны в работе при условии параллельной, а не совместной работы.

Заказ. Заказчик обычно имеет больше влияния на подзаказного, чем подзаказный на заказчика. В таких отношениях заказчик может несколько недооценивать партнера. Отношения в целом благоприятны для заказчика, но длительный тесный контакт нежелателен.

Подзаказность. Подзаказный, как правило, практически беззащитен перед заказчиком. Старается либо угодить партнеру, либо сопротивляться его влиянию. Неблагоприятные для подзаказного отношения.

Ревизия. Асимметричные отношения, в которых ревизор постоянно, хотя и непреднамеренно, указывает подревизному на его слабое место, иногда пытаясь его «перевоспитывать». Благоприятны для ревизора в течение не слишком продолжительного времени.

Подревизность. Подревизный воспринимает советы и помощь ревизора как навязчивые указания, по возможности стремится уйти из-под влияния ревизора. Отношения неблагоприятны, кроме случаев их непродолжительности.

По аналогии с тем, что нет плохих людей, можно сказать, что нет однозначно хороших или плохих отношений. Все они для чего-то нужны. Не стоит переживать, если в вашем окружении чаще встречаются не дуалы, а Контролеры или Заказчики. В коммуникациях каждый из нас решает свои внутренние проблемы. Да и сами мы неосознанно выбираем таких людей, которые помогли бы нам в этом. До дуальных отношений ещё надо дорасти. И если у человека есть нерешённые внутренние проблемы, он притягивает к себе соответствующих людей, отношения с которыми помогли бы ему в их решении.

Если в вашей жизни, отношения складываются не совсем так как хотелось бы, обратите внимание на нижеследующую таблицу. С ее помощью вы проработаете, актуальные на данном жизненном этапе личностные проблемы. Может быть тогда полоса неудач закончится и вы осуществите процесс дуализации со Своим дуалом.

Личностные проблемы 

Интертипные отношения Стоящая перед человеком проблема
Тождество Необходимо познать себя, освоения «искусства быть собой», отождествления с собственным типом
Дуальные Необходимость отдыха, комфорта, расслабления, поддержки и опоры
Активации Настало время осмыслить, в чем именно состоит проблема
Зеркальные Необходимость активной выдачи результатов, реализация личности, творчества
Деловые Проблемы, связанные с работой: загруженность работой мешает жить или, наоборот, настало время действовать
Мираж Проблема внутренней свободы, уход от реальности в мир иллюзий
Суперэго Проблема выживания, то что мы не хотим видеть и признавать
Погашение Проблемы дома: важно уйти от бытовых проблем, подняться над ними
Квазитождества Тренировка умения побеждать, бороться, опровергать
Конфликт Необходимость выбора, осознанных практических решений
Родственные Необходимость укрепления своих позиций в обществе, самоутверждение
Полудуальные Пришло время интенсивного освоения новых знаний, учебы
Контролеры Преобладают в окружении, когда надо обратить внимание на проблемы долга, отдать долги. Маска контролера – когда человек считает, что ему «все должны»
Подконтрольные Преобладают в окружении, когда человеку следует обратить внимание на проработку своей творческой функции, на умение строго спросить. Маска подконтрольного – когда человек считает, что «он всем должен»: «совесть – лучший контролер»
Заказчики Указывают на необходимость исполнять решения, в первую очередь, собственные. Маска заказчика – когда человек уходит от ответственности за результаты решения проблем, за исполнение
Подзаказные Указывает на необходимость принимать решения, брать на себя ответственность. Маска подзаказного – когда человек уходит от ответственности за принятие решений

 

Статья написана с использованием статей:

Т. Прокофьева, М. Кузьмина «Об интертипных отношениях»

http://socionics.ru/relationships/2010-03-22-10-37-43

Подмаркова И.П. «Методика определения индекса комфортности интертипных отношений в группе».

Події

Отношения ревизии (социального контроля)

deti

Это второй вид ассиметричных отношений в соционе. Здесь партнёры находятся в существенно неравном положении. Ведущая функция ревизора совпадает с болевой функцией подревизного. Однако, в отличие от отношений конфликта, эта ситуация не является симметричной. Не зря ревизию называют односторонним конфликтом. Но, если в отношениях конфликта партнёры находятся  в одинаково неприятных ситуациях друг к другу, и поэтому, естественно, оба стараются увеличить дистанцию общения, то в отношениях ревизии оказывается так, что ревизор, не ощущая никакого давления со стороны подревизного, может приблизиться к нему на опасно близкую дистанцию. Опасную – для подревизного, который оказывается вблизи постоянного источника стресса для него. Результатом такого взаимодействия в течение длительного времени может стать сильное психологическое истощение, вплоть до нервного расстройства и заболевания.

rev-3

Ревизор как бы постоянно следит за подревизным, обращая внимание на его слабое место.  У подревизного возникает субъективное ощущение: «Я все время что-то делаю не так». Каждому из нас приходилось бывать в такой ситуации: кто-то вошел в комнату, и все начинает валиться из рук, что-то не так… Я не так делаю — не так стою, не так сижу. Он даже не посмотрел на меня, даже не сказал ни слова. Просто вошел ревизор, и возникло чувство тревожности. Создается впечатление, что ревизор постоянно хочет выяснить, что и как делает подревизный. У подревизного часто возникает впечатление, что за ним все время наблюдают, как за подопытным кроликом. Однако это не означает, что ревизор обязательно словесно указывает подревизному на его недостатки. Подревизный внутренне чувствует, что ревизор может сделать это в любой момент и поэтому поначалу находится в его присутствии в некотором напряжении. Ревизор кажется человеком значительным, а то, как он действует, заслуживающим внимания. Признания ревизора хочется заслужить, его похвала очень ценится. Однако ревизор постоянно недооценивает подревизного, мысли и дела которого ему кажутся незначительными, что не может не вызывать обиду подревизного. Сначала это даже стимулирует, хочется доказать ревизору свою полезность, но все попытки не имеют успеха. Ревизор кажется самодовольным и мелочным, он придирается, пытается поучать и перевоспитывать.

rev-7

Подревизный кажется интересным и способным, но ему чего-то не хватает. Ему надо помочь, подсказать, но все советы оказываются бесполезными. Подревизный их не воспринимает, чем ещё больше усиливает желание ревизора его перевоспитывать. Подревизный кажется бестолковым, но не потому, что не может (в действительности это так и есть), а потому, что просто не хочет. Это вызывает у ревизора периодическое раздражение. Отношения ревизии могут быть названы отношениями опеки ревизора над подревизным, которая может быть для второго весьма навязчивой. Чувствуя свою уязвимость, подревизный на людях склонен делать попытки выйти из под этой опеки: он задевает ревизора, спорит с ним, пытается давать ему поручения. Однако такие попытки обычно ничем не заканчиваются. Ревизор, как правило, не обижается на подревизного, а продолжает дальше его “воспитывать”. Эти отношения хорошо иллюстрируются аналогией “мать-непослушный ребёнок”.

Ревизная пара бывает порой очень спаянной. Все дело в том, что в ней оба ощущают свою социальную значимость: ревизор как опекун-благодетель, без чьей заботы и наставлений подревизный пропадет, а подревизный – как объект опеки, чья ценность признается таким образом. В отношениях социального заказа это чувство выражено гораздо меньше, так как заказчик не предпринимает попыток перевоспитывать своего приемника.

rev-6

Если ревизор и подревизный все время сидят в одной комнате, то требовать от подревизного, чтобы он что-то осмысленно делал, фактически невозможно, потому что он становится совершенно несамостоятельным. Конфликтогенные точки частенько встречаются, когда приходится анализировать ситуации в коллективах, на фирмах, в группах, где люди находятся в экстремальных ситуациях. Им приходится быть вместе, вместе выполнять какую-то работу, у них имеется множество эмоционально значимых контактов. При этом пространство взаимодействия территориально весьма ограничено и им некуда разбежаться. В этих случаях отношения ревизии проявляются чрезвычайно ярко. Это может быть экспедиция, экипаж танка, бизнес-команда или семейная пара (тоже экстремальная ситуация).

Тесный и длительный контакт с ревизором, например, в семье, может иметь очень тяжелые последствия для подревизного. Возможно даже развитие психического заболевания. В более благоприятных случаях, а именно, когда общение в ревизной паре происходит кратковременно и с сохранением большой дистанции, или же если ревизор сознательно “выключает” свою ведущую функцию, он может казаться подревизному человеком значительным и достойным уважения; в то же время ревизора “побаиваются”. Подревизный же кажется наделенным большими способностями, талантливым, но одновременно каким-то несовершенным и “жалким”. Такова точка зрения ревизора. Естественно, эти отношения не подходят для брака. Но что же делать, когда отношения нельзя разорвать и дистанцию не увеличишь, как это бывает, когда отношения ревизии связывают детей и родителей. Случай, когда родитель ревизор, а ребёнок подревизный, выглядит более естественно, так как роли распределены традиционно. В случае же, когда ребёнок ревизует родителя, нарушается субординация. Родитель сопротивляется давлению ребёнка, что приводит к ещё большим конфликтам. Партнёрам следует увеличить дистанцию, как только это станет возможным (например, можно отправить ребёнка учиться в вуз в другой город или просто помочь ему отделиться и предоставить ему собственную территорию). В целом можно порекомендовать также:

Во-первых: эти отношения устойчивы только при спокойно-уравновешенном характере общения. Избегайте неожиданностей, совместно планируйте свой день, предупреждайте друг друга об изменившейся ситуации, не совершайте внезапных, рушащих взаимную договоренность поступков. Отношения следует выяснять с глазу на глаз, без бурных эмоций.  Ревизные отношения предполагают совместное обсуждение спорных вопросов, иначе накапливаются загнанные внутрь проблемы. Когда проблема чувствуется, но игнорируется – это первый признак будущей вспышки эмоций.

Во-вторых: ревизор должен терпеливо выдать ревизуемому информацию о фактах, чтобы тот ее спокойно проанализировал и сделал вывод. Ревизуемый обращается к ревизору со своими личными проблемами. Тот снисходительно утешает его, оправдывая его поведение в трудной ситуации. Ревизор должен защищать своего подревизного от нападок, опекать его, помогать налаживать отношения в той сфере, где он пользуется влиянием.

В-третьих: учитывайте критическое отношение друг к другу. Ревизуемый критикует не ревизора целиком, а его конкретные действия. Ревизор же наоборот, прощает ревизуемому конкретные огрехи, но критикует его позицию или убеждения в целом.

В-четвёртых: равновесие в отношениях установится лишь при ограничении влияния внешнего мира. Именно тогда достигается воспитательный эффект – воздействие ревизора на внутренний мир ревизуемого для его изменения. Вмешательство со стороны делает эти отношения просто невыносимыми.

Эти отношения имеют двойной характер. Если более активен ревизор, а ревизуемый ему подчиняется, то они имеют поучительно-воспитательный характер (прямая ревизия). Ревизор относится к ревизуемому снисходительно-мягко, гуманно. Но если ревизуемый сопротивляется действиям ревизора, то отношения приобретают характер придирок и контроля (обратная ревизия).

Итак, если в ревизии вы выступаете ревизором, то отношения выглядят следующим образом. Общение привлекает тем, что дает вам чувство собственной значимости, основанное на некотором превосходстве над партнером. При неоправданных поступках или высказываниях с его стороны вы непроизвольно пресекаете кажущиеся вам недопустимыми отклонения от поставленной цели. Однако опасаетесь, что партнер обидится, и поэтому стараетесь сдерживать себя. Присутствует желание помочь своему подопечному, проявить заботу о нем. Если партнер поймет, что ваши действия вызваны не личной неприязнью, а опасением дезориентации, то изменит свое поведение в желаемую вами сторону. Если нет, то отношения могут закончиться разрывом.

rev-10

Несмотря на отрицательную оценку стиля поведения партнера, ревизор многое прощает своему подревизному, надеясь со временем “перевоспитать” его. Резкий отпор действиям подревизного дается лишь тогда, когда он совершенно теряет совесть и ведет себя развязно – включает обратную ревизию. Ревизор испытывает к подревизному жалость и сочувствие. Он то подавляет, то поощряет в ревизуемом его слабую функцию, но без продуманной системы.

Ревизору не удается управлять поведением ревизуемого по конкретной ситуации. Он воздействует в течение длительного времени на внутренний мир своего подопечного, изменяя систему его общих представлений и жизненных предпочтений. Ревизия больше чувствуется на психологическом, а не на физическом уровне. Её воспитательный эффект – положительный или же отрицательный – осознается лишь с течением времени.

Если же вы – подревизный, то отношения выглядят для вас так: партнер очень привлекает своим образом мыслей и стилем поведения. От него исходит в целом интересная и ценная для вас информация, которая однако кажется вам неполной и требующей уточнения. При попытках высказать партнеру свои замечания обычно завязывается спор, в результате которого ваша критика, хотя и не сразу, во многом им учитывается. Если же партнер пытается беззастенчиво навязывать вам свое мнение, отношения могут закончится разрывом. Если отношения все же установились, у партнера вырабатывается привычка обращаться к вам за советом по тем вопросам, в которых вы продемонстрировали свою компетентность.

Подревизный стремится контролировать логику поведения ревизора. Все нелогичности не проходят мимо внимания той стороны, которая в классической соционике считается подавляемой. В действительности же именно подревизному хочется уличить ревизора в непоследовательности, выявить ошибки в его рассуждениях.

Подревизный обращает внимание на подробности в поведении партнера, контролирует почти каждый его шаг – собирает достоверную информацию о нем. Нахождение под ревизией дисциплинирует человека, но в то же время и сужает его кругозор.

couple relationship difficulties

Ревизия представляет собой процесс болезненных перескакиваний из одного устойчивого состояния в другое. Ревизор постоянно навязывает ревизуемому одни и те же ценности и стиль поведения, а последний так же упрямо сопротивляется, причем способы противодействия ревизору (обратная ревизия) практически не меняются – выискивание ошибок в его суждениях и поступках. Отношения требуют от партнеров максимальной терпимости и гуманности.

Ревизор, воздействуя на ревизуемого, изменяет его внутренний мир по своему подобию. И ревизуемый, высоко (хотя и критически) оценивая ревизора, стремится обрести такие же внутренние качества, как и у него. В процессе взаимного контроля партнеры оттачивают приемлемый образец поведения. Напряженность ревизии достигает высшей точки, колеблясь некоторое время то вверх, то вниз, а затем заметно ослабевает, что свидетельствует о том, что отношения вошли в заключительную фазу – выполнили свою воспитательно-управленческую миссию и потеряли энергонасыщенность.

В отношениях ревизии нелегко приходится обоим партнёрам. Но если ревизор перестанет перевоспитывать ревизуемого и проявит склонность к компромиссам, а ревизуемый не будет копаться в недостатках ревизора, эти отношения могут быть устойчивыми. Нужно только помнить, что задает тон в этих отношениях ревизор, отводя для партнера роль ведомого. Лидер должен быть гуманным, но и ведомый не должен претендовать на роль лидера, чтобы сохранить отношения. Для согласия подревизный должен быть лично заинтересован в этих отношениях, а ревизор – отказаться от жёстких оценок партнёра. Тогда отношения ревизии обоим партнёрам помогают разобраться с проблемами долга: ревизор учится взыскивать должное, а подревизный отдавать.

Очень интересно и с яркими примерами описаны отношения ревизии у Екатерины Филатовой в книге “Искусство понимать себя и окружающих”:

«В этом случае функции партнеров расположены так, что 1-я, самая сильная, функция одного (его называют Ревизор) давит на КНС другого (его называют Ревизуемый). Но, в свою очередь, Ревизуемый не имеет прямого выхода на слабую функцию Ревизора.

Особенность отношений этого рода – в их асимметричности, в том, что Ревизор, не ощущая давления на себя, может приближаться к Ревизуемому на опасно близкое расстояние. Конечно, он едва ли решился бы на это, если бы находился с ним в отношении конфликта, где опасность – обоюдна.

Все 16 типов могут быть связаны таким образом, что каждый кому-то Ревизор и одновременно для кого-то другого – Ревизуемый. Получаются четыре “кольца ревизии”, по четыре психотипа в каждом:

Дон Кихот -> Максим -> Наполеон -> Достоевский -> Дон Кихот;

Дюма -> Гамлет -> Бальзак -> Штирлиц -> Дюма;

Робеспьер -> Гексли -> Драйзер -> Жуков -> Робеспьер;

Гюго -> Габен -> Джек -> Есенин -> Гюго.

В принципе, каждому человеку свойственно высказываться по тем вопросам, на которые направлено его основное внимание, особенно, если круг этих вопросов определяется его самой сильной функцией. Окружающие могут проявить к этому интерес или безразличие – в зависимости от их любопытства. Но предположим, что вблизи от этого человека оказался его Ревизуемый… И тут выясняется, что к любому внешне безобидному замечанию он чрезвычайно чувствителен, принимает все слишком близко к сердцу, поскольку здесь идет давление на его уязвимый 3-й канал.

Вот пример отношений ревизии: ИЛЭ (Дон Кихот) рассказывает о своих отношениях с ЭИИ (Достоевским):

(Дон Кихот – Достоевский)

Мне почему-то всегда трудно с ним общаться: когда я что-то говорю, он так молчит, что я ощущаю в нем готовность обидеться. Поэтому мне приходится держать себя в некоторых рамках. Сначала я чувствую себя при этом неудобно, потом пытаюсь как то его развлечь, но чувствую себя при этом, как дешевый клоун. Пытаюсь снова его растормошить – и все потому, что он молчит и его молчание для меня очень тягостно. У него, похоже, мыслительный процесс происходит медленно, а у меня мысли, как блохи, скачут. Он же не может быстро переключиться, я пытаюсь его растормошить, а он в ответ еще больше уходит в себя. В итоге его продолжительное молчание я воспринимаю, как укор, как проявление собственной бестактности.

Какой хрестоматийный пример проявления ревизии! Обратите внимание, что внешне здесь вроде бы ничего не происходит, просто один говорит, а другой, не успевая за мыслью собеседника, молчит, но это молчание воспринимается Ревизуемым, как упрек и обвинение в бестактности только потому, что функция этики отношений БЭ, которая у ЭИИ Достоевского – в первом, ведущем канале, у ИЛЭ Дон Кихота – в болевом и ранимом. Кто-то другой спокойно отнесся бы к тому, что партнер медленно обдумывает услышанное, а Ревизуемый тут же начинает беспокоиться, он неадекватно оценивает такой простой факт и уже фантазирует, что его поведение кажется собеседнику бестактным.

Что касается Ревизора, то и для него эти отношения оказываются, в конце концов, малоприятными, но на свой лад: он никак не может понять, отчего это: что ни скажи Ревизуемому- обязательно обида, слезы, раздражение или неожиданная агрессия. Ревизору кажется, что его партнер слишком несдержан, раздражителен, чуть что – замыкается в себе, что перед ним надо все время ходить “на цыпочках”…

– Я же говорю ему это без всякого намерения уязвить или обидеть! – удивляется Ревизор. – Отчего такая реакция?

Обратимся к примерам. Вот ситуация, где в роли Ревизуемого выступает Штирлиц:

(Бальзак – Штирлиц)

Во время подготовки к экзаменам она (Штирлиц) в первый же день садится заниматься (I – ЧЛ),а у меня (Бальзак), как обычно, некоторое время уходит на раскачку. Через день-два я уже чувствую, что пора заниматься, и тоже сажусь за тетради. Поняв общую идею доказательства (I – БИ), я бросаю теорему и уже не вдаюсь в подробности, не хочу слишком долго над нею сидеть, оставляю это на потом, чтобы все скрупулезно выучить на свежую голову. Поэтому скорость моей подготовки к экзаменам несколько выше, чем у нее; через два-три дня я ее догоняю, и мы начинаем изучать один и тот же материал. Но тут неожиданно возникают конфликты. Уловив главную идею, я стараюсь ей ее объяснить, но она почему-то вдруг обижается и отворачивается от меня! После некоторого перерыва я робко спрашиваю, поняла ли она то-то и то-то. Она отвечает, что да, конечно, поняла, и пытается мне объяснить. Из ее объяснений я ничего не могу толком уразуметь: там нет явно выраженной идеи доказательства. Тогда я, в свою очередь, пытаюсь объяснить ей, в чем она испытывает принципиальные затруднения. Ничего из этого не выходит: она опять обижается…

В следующем примере Штирлиц, в свою очередь, ревизует Дюма:

(Штирлиц – Дюма)

Мне все время хотелось выяснить психотип моей сестры, поскольку были очень серьезные подозрения, что наши с нею отношения в интертипном смысле слишком неблагоприятны. Мой психотип – Штирлиц. Как близкие родственники мы, конечно, очень любим друг друга, но постоянно ругаемся. Дело доходит до того, что я, 20-летний, применяю к ней, 10-летней, физическую силу. Меня безумно выводят из себя ее замечания… “Да как она, козявка, смеет?” Я, конечно, высказываю ей все, что о ней думаю. Но с какого-то момента я понял, что как старший, я могу и должен что-то сделать, чтобы наши отношения изменились к лучшему.

Я начал с определения ее психотипа. Проверив ее, я установил, что ее психотип – Дюма, и значит она – моя Ревизуемая! Тут я понял, в чем дело: я просто грубо давлю на нее своей логикой. И действительно, все наши ссоры происходят по одному и тому же сценарию: я делаю ей замечание, она кривляется в ответ, мне это не нравится, я говорю ей, что она такая-рассякая, не делает это, делает совсем не то… Она пытается возразить, но я уже попал в свою колею, меня “несет”. Я растолковываю ей, почему она такая плохая, что в ней “не так”, и в конце концов делаю вывод, что она – ну просто чудовище! В результате такого моего “воспитания” она плачет, а я, раздосадованный, ухожу на кухню. Подсознательно я чувствую, что неправ, но ничего с собой поделать не могу, успокаивая себя тем, что логически я все высказал достаточно обоснованно и справедливо.

Надо сказать, что соционика заставила меня по-новому взглянуть на наши отношения. Последнее время мы почти или даже совсем не ругаемся, поскольку я постоянно помню, что логика – слабая сторона моей сестры и воздействовать на нее логическим убеждением – пустая трата моего времени и ее нервов.

Пройдем еще чуть дальше по “кольцу ревизии” здесь уже Дюма выступает Ревизором (его Ревизуемый – Гамлет); автор рассказа – девушка психотипа Гексли:

(Дюма – Гамлет)

Мои знакомые – девушка (Дюма) и ее парень (Гамлет). Они познакомились год назад и, как мне кажется, могли бы быть хорошими друзьями, но этому мешает чрезмерная ранимость юноши-Гамлета. Моя подруга хорошо видит недостатки своего приятеля и нередко указывает на них, руководствуясь самыми лучшими побуждениями. Он же, услышав такие комментарии относительно своей особы, реагирует очень болезненно, выходит из себя, впадает в истерику – тут нередки хлопанья дверью и обидные реплики. Немного странным мне кажется то, что абсолютно идентичные замечания с моей стороны он воспринимает спокойно, без истерики, прислушиваясь, хотя порой и не вдумываясь в них.

В то же время он очень ревниво относится к своей внешности и именно по этому поводу просит совета прежде всего у своей знакомой, полностью ей доверяет и послушно следует таким советам.

Их конфликты часто возникают из-за того, что неуемная артистичность ее приятеля кажется ей надуманной и абсолютно ненужной. В его театральном поведении она видит излишества, пафос, искусственность. Но в тех случаях, когда они вместе посещают различные увеселительные вечера, его игра на публику ее вовсе не раздражает, кажется ей вполне естественной, однако и тут она способна его одернуть, указывая на то, что ему изменяет чувство меры.

А теперь познакомимся с тем, как Гамлет сам ревизует своего знакомого (психотип Бальзак):

(Гамлет – Бальзак)

Летом я и мой приятель (Бальзак) оказались в трудовом лагере на сборе фруктов. Работа и одновременный отдых сблизили нас и мы подружились. Поддержкой наших отношений были общие интересы, связанные с компьютерами, и общая цель – поступление в университет. И вот цель достигнута: мы – студенты. Выяснилось, однако, что на компьютеры у нас времени не остается. С этого начались все наши беды.

Сидим мы как то на лекции. Я на кого-то отвлекся. Чтобы наверстать упущенное, попросил его показать мне начало его конспекта. Он показал, но почерк у него неразборчив, мне нужно было время, чтобы вчитаться, я чувствовал, что начинаю ему мешать. Наконец, он забрал у меня свою лекцию и пообещал расшифровать ее позднее. Я шутя назвал его “жадиной” и попросил сделать это как можно скорее. На это он сухо ответил: “Моя тетрадь, как хочу, так ею и распоряжаюсь”, – вероятно, его задели мои слова насчет его жадности. Моим ответом было: “Пожалуйста, это твое дело”, – и тут же попросил его вернуть книгу, которую дал ему несколько дней назад. После этого мы некоторое время вообще не разговаривали, но потом я сделал шаг к примирению. И все-таки чувство недовольства друг другом между нами так с тех пор и осталось.

Отношения такого рода у нас продолжаются и до сих пор – по закону колебаний: то падение, то взлет. Бывают моменты очень хорошего взаимопонимания и даже поддержки. Так мы продолжаем дружить, и несмотря па то, что между нами бывают сильные ссоры, я все же считаю его одним из самых близких мне друзей.

В этом последнем рассказе чрезвычайно ярко проявляются две разные области общения: когда партнеры взаимодействуют по своей сильной функции (БИ), связанной с планами, фантазиями, общими целями, – отношения хорошие. Если же автор рассказа действует по своей самой сильной функции (ЧЭ) – это явно сильно раздражает его друга, у которого та же самая функция расположена в КНС. В результате почти неизбежно вспыхивает ссора.

Итак, круг замкнулся. А что произойдет, если представители этих четырех психотипов окажутся в одном коллективе, да еще и станут работать в одной комнате? Все их рабочее время будет посвящено выяснению отношений.

Это, конечно, ни в коей мере не означает, что в комнате собрались “плохие люди”. Следует хорошо понимать, что каждый человек сам по себе – не склочник, не скандалист, не злодей. Каждый, как правило, стремится быть со всеми в хороших отношениях. Однако если встретились Ревизор и Ревизуемый, которым предстоит длительное взаимодействие, – конфликт с большой вероятностью возникнет рано или поздно.

Отношения ревизии, однако, далеко не всегда так однозначны. Все зависит, опять-таки, от того, по каким именно функциям взаимодействуют партнеры.

Ниже приведены три примера взаимоотношений Ревизора (психотип Дон Кихот) и его Ревизуемого (психотип Максим). В первом и во втором рассказчик – Дон Кихот, третий ведется от лица стороннего наблюдателя.

(Дон Кихот – Максим)

1Однажды мы вместе решали задачи по физике: захотелось нам принять участие в олимпиаде. Приступили к задаче, в которой надо было провести мысленный эксперимент и получить ответ в численном виде. Он стал решать ее с налета, “в лоб” (БЛ) и не смог получить правильный результат. Я же сначала постарался почувствовать всю систему. Результат буквально угадал(ЧИ) – и он оказался правильным. Мой знакомый почему-то очень обиделся! Дальше оказались задачи такого же типа. Их решать мне было уже довольно скучно, и я не мог себя заставить помогать ему в их решении, хотя в другой ситуации мог бы и согласиться. Он так крепко на меня разозлился, что потом не разговаривал со мною два года. Я был очень удивлен такой реакцией.

2. Много раз мне приходилось слышать от него, что, мол, все необходимо планировать. Отчасти я с ним согласен – планировать иногда надо, но не с точностью же до минуты!

Прихожу я как то домой часа в два, он сидит, явно чем-то озадаченный. В чем дело? Оказалось, он распланировал себе все дела на день и по плану должен был обедать в 13.30, но, как на грех, в столовой случилась какая-то авария и открывается она сегодня только в 15.00. Бедняга совсем растерялся: пошел домой планировать все заново и в момент моего прихода как раз высчитывал на бумажке минуты. Мне его даже немного жалко стало, хотя эта история меня развеселила.

Лег он спать, как обычно, в 22.30 (тут уж никакая авария не могла помешать его плану), а я пошел в гости в другую комнату, чтобы ему не мешать. Очень тихо, стараясь его не разбудить, я вернулся в полночь и тоже улегся. Засыпая, слышал, как он ворочается в своей кровати: значит, все эти полтора часа он не мог заснуть, но все-таки пытался строго соблюсти режим!

Всю эту ночь слышались какие-то шорохи, стуки, хождения. А утром я обнаружил, что он сбросил постель на пол и спит на полу. Он объяснил это тем, что “сетка неровно натянута и спать на ней невозможно”. Интересно, что до этого он спал на той же кровати полтора месяца и все было в порядке… Недолго думая я предложил ему свою кровать, но он не согласился, потому что у меня – “место плохое: напротив двери”. Я говорю: “Если хочешь, давай переставим кровати!” Он немного удивился, но не отказался, а наоборот, очень обрадовался. На его месте я ни за что не принял бы такого предложения, ведь это значит, что другой будет испытывать все те неудобства, которые испытываю я. Весь день я размышлял на эту тему, предполагая, что он, хорошо подумав, все же откажется меняться…

Вечером он приходит. Приносит доски для кровати. Я внутренне торжествую: ага, значит, он все-таки сам решил справиться со своими проблемами! Но он мне говорит: “Давай переставлять кровати”. – “Позволь, но разве не для того ты принес доски, чтобы положить на свою кровать? Зачем же теперь меняться?” Он встает в позу: “Доски рассчитаны, именно для такой кровати, как у тебя, ну, ты будешь меняться или нет?” Это было сказано таким тоном, будто я ему должен сто рублей. Без дальнейших обсуждений мы переставили кровати…

И еще в нашей жизни с ним часто происходят конфликты из-за уборки в комнате: “На полу пыль!” – делает он мне “тонкий” намек. Ну неужели у меня глаз нет, я и сам вижу, что грязно. Но ведь это же не значит, что тут же я должен срываться с места и бегом мчаться мыть пол? Когда будет подходящее настроение, тогда и помою, но его главный принцип таков: “Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня!” Совершенно идиотский принцип, я сам прекрасно знаю, что и когда мне делать.

3. Молодая женщина психотипа Дон Кихот работает в НИИ. Ее подопечный – дипломник психотипа Максим. Руководитель с самого начала дала себе установку на хорошее отношение к дипломнику, она внимательна к нему и очень тактична, – он также тактичен и предупредителен в отношении к ней. Позднее дипломник стал аспирантом, затем, сотрудником той же лаборатории. Его отношения с бывшей руководительницей его диплома сохраняются вежливыми и уважительными. Сохраняют они и прежнюю дистанцию: всегда корректный молодой человек ни разу не повел себя развязно и грубо, чего Дон Кихот терпеть не может.

С годами он преуспел в работе и вот уже – она в его подчинении. Вот ее устный отзыв о нем:

– Несмотря на его высокое положение, он не стал относиться ко мне по-другому, по-прежнему тактичен и не забывает о том, что я старше его. Бывает, даст мне задание, а я все равно сделаю по-своему, и он даже не протестует, мирится с таким положением дел… Наверное, не было человека, с которым мне бы так хорошо работалось!

Итак, перед нами три случая отношения ревизии, причем между теми же самыми психотипами. Вчитайтесь внимательно: что между ними вы найдете общего? Положа руку на сердце – почти ничего. В первом случае мы получаем хрестоматийный вариант: Максим ощущает сильный дискомфорт по интуиции возможностей (ЧИ), самой сильной функции у Дон Кихота. Максиму трудно понять, как это можно с ходу “усмотреть” результат, не проводя последовательных вычислений. Его обижает та легкость, с которой это получается у его приятеля. Ему это кажется несправедливым!

Во втором примере, похоже, ситуация обратная. Кто кого, в самом деле, ревизует? Ведь именно Дон Кихот испытывает давление и дискомфорт от такого жесткого сочетания, как две сильные функции Максима (БЛ-ЧС): неукоснительный режим дня, притязание на лучшую кровать, лучшее место в комнате! Что же заставляет Максима подвергать соседа по комнате столь жесткому прессингу? Вероятно, не только его сильные функции, но, прежде всего, его воспитание – чувствуется, что человек он не слишком деликатный и недалекий. Его сосед по комнате, видимо, более щедр, более разумен и способен идти на компромисс… И вот результат: Ревизуемый активно давит на Ревизора и при этом явно имеет успех!

Наконец, третий пример представляет нам нечто совершенно идиллическое. Оба партнера демонстрируют высочайшую культуру отношений, в результате от пресловутой “ревизии” вообще ничего не остается, тем более, что у обоих есть возможность контактировать по сильной функции (БЛ), то есть вести разумный диалог. Соблюдается и дистанция возраста, и служебного положения, что позволяет каждому работать своими методами, уважая при этом методы партнера и не вмешиваясь в них.

Вообще говоря, чем более тесными являются отношения, тем опаснее ситуация ревизии. Особенно это справедливо для отношений семейных, где общение неизбежно происходит на очень близкой дистанции. В процесс общения здесь, так или иначе, вовлечены все функции, так что отношение ревизии принимают зачастую довольно тяжелый характер. При невозможности уйти от такого общения не исключена и возможность психического заболевания (чаще всего у Ревизуемого). Автору известна только одна относительно благополучная семья, где супруги (он – Максим, она – Наполеон), находясь в отношениях ревизии, тем не менее научились ладить друг с другом. Изучив соционику и осознав причины своих конфликтов, они организовали свою жизнь таким образом, что периодически могут “отдыхать” друг от друга: муж нашел выездную работу и примерно через каждые три месяца уезжает в длительные командировки. Но даже и при такой жизни жена (Ревизуемый) чувствует довольно сильное давление своего мужа, однако вопрос о разводе в этой семье не обсуждается».

Отношения социального заказа

zakaz-8

Это несимметричные отношения, в которых один из партнёров ставит задачи, а другой их с энтузиазмом решает, реализуя при этом свой творческий потенциал. Аушра Аугистинавичуте писала, что эти отношения и есть основа социального прогресса, когда то, что стало проблемой для заказчика, решается подзаказным в соответствии со своими возможностями. Возникшие при этом новые проблемы человек, в свою очередь, передаёт своему подзаказному и т.д. по кольцу заказа.

Заказчик смотрит на подзаказного сверху вниз, как на более нижестоящего, недооценивая его. Подзаказный смотрит на заказчика, наоборот, как на человека интересного, значимого, переоценивая его поначалу. Приёмника (подзаказного) может восхищать в заказчике, во-первых, его поведение, манера держаться, умение легко сделать то, к чему стремится приёмник, и, во-вторых, стиль изложения его мыслей, его творческий почерк. Приёмник в присутствии заказчика невольно начинает заискивать перед ним, угождать ему по каким-то для себя непонятным причинам. Начинается это с мелочей, а потом делается больше и больше, пока приёмник сам не начинает сдерживать себя. Причем со стороны это воспринимается так, как будто приёмник почему-то оправдывается перед заказчиком. Оценка заказчика для приемника очень важна и гораздо более значима, чем оценки других людей.

Вместе с тем для приёмника есть в поведении заказчика и неприятные, раздражающие моменты. Те черты, которые заказчик выпячивает, для того чтобы, с его точки зрения, хорошо выглядеть в обществе, привлечь к себе внимание, проникают в подсознание приёмника и будят в нём смутную тягу к активности по устранению тех условий, которые заставляют заказчика страдать или вести себя так неестественно. Однако приёмнику всегда непонятно, что же надо конкретно делать. Выдаваемый заказ оказывается не индивидуальным, а социальным, т.е. за ним скрываются проблемы той группы людей, в которую включена эта пара.

Со стороны отношения социального заказа воспринимаются как ровные, бесконфликтные. Инициатором их почти всегда является заказчик. Приёмник ощущает со стороны заказчика какое-то душевное расположение к себе. Заказчик старается всячески поощрить приёмника, позаботиться о нем, поддержать его по мере сил. Обратный отклик бывает обычно только на первых порах. Попытки договориться с заказчиком на равных не имеют успеха, обратная связь никак не налаживается. Заказчик, увы, не слышит приёмника. Вследствие этого приёмник отходит от него и старается держаться на расстоянии, а то и задеть его каким-либо образом, пуская в ход свою сильную функцию, которая у заказчика является предметом лишь периодической заботы.

Таким образом, эти отношения могут быть названы отношениями покровительства при отсутствии обратной связи. Со временем они могут перерасти в почти полное игнорирование приёмником заказчика. Приход к такому положению говорит о том, что заказ полностью осознан как социальный.

zakaz-2

В отношении этого типа отношений в соционических кругах бытует множество различных мнений. Особо большим заблуждением является рекомендация этих отношений для брака. К сожалению, такие браки не редкость. Заказчик кажется очень привлекательным для подзаказного, эдаким «сверхчеловеком», в высшей степени гуманным, работящим и т.д. в зависимости от конкретной пары. Глядя на него, хочется стать лучше, доразвить у себя то, в чём так силён он. Для заказчика подзаказный кажется кем-то понятным и ничего особенного в нём нет. Всё, что говорит и делает подзаказный, заказчику кажется не слишком важным и значимым. То, в чём нуждается заказчик по суггестивной функции, подзаказный дать ему не в силах (т.к. этот запрос попадает ему на болевую). Таким образом, угодить заказчику очень трудно, особенно в длительных отношениях. Тем не менее, вначале заказчику импонирует восхищение, которое проявляет по отношению к нему подзаказный. Он самоутверждается за его счёт. Заказчиков не редко тянет к подзаказным, если у них проблемы с самооценкой. Это и есть «неравный брак». Неустранимый психический дискомфорт способен подорвать здоровье одного или даже обоих партнёров.

Вдобавок одинаковая вертность (оба экстраверты или интроверты) и разная рацио/иррациональность также неблагоприятно сказывается на отношениях.

Заказчик не склонен считаться с подзаказным, видя в подзаказном более слабого партнера, поэтому он стремится покровительствовать подзаказному, руководить им, а то и поучать его. Естественно, что подзаказный норовит, при случае, отдалиться от заказчика. В семье эти отношения удовлетворительны только при условии, что подзаказный занят какой-нибудь активной деятельностью вне семьи, тогда он может передать энергию, полученную от заказчика, дальше по кольцу.

Разорвать отношения подзаказному очень трудно. Он воспринимает заказчика как источник важной информации и человека многих достоинств. Так что, если заказчик по каким-то причинам хочет сохранить союз (к примеру, ему может казаться, что без него партнёр совсем пропадёт), то партнёры могут мучиться в таком браке десятилетиями.

Пример: Девушка психотипа Штирлиц встречалась с парнем психотипа Наполеон несколько лет. Перед ними встал вопрос о совместном будущем и парень решил, что жениться он пока не готов и разорвал отношения. Через некоторое время девушка вышла замуж за другого, психотип которого так же Наполеон. Знание соционики помогло бы ей не наступать на одни и те же грабли, а так – наше общество пополнилось ещё одним «заказным» браком, увы!

В целом общение на любой дистанции тяжело для обоих. Нельзя сказать, что заказчик давит, а подзаказный пассивно терпит: давление (правда, не симметричное) идёт с обеих сторон.

zakaz-1

Самые романтические любовные истории происходят в отношениях заказа – партнёры сходятся, расходятся, не могут друг без друга; «нереальная любовь», когда сердце бешено стучит и бабочки в животе. Любовные истории, насыщенные страстью и ревностью и полные счастья. Правда, эта романтика длится недолго, потому что после свадьбы непонимание только возрастает. В основном это не какие-то крупные скандалы по принципиальным вопросам, однако, повседневная жизнь окрашена постоянным недовольством. Заказчику постоянно кажется, что подзаказный все делает плохо, что можно и нужно делать лучше и совершеннее. Подзаказный кажется заказчику несамостоятельным, изнеженным, слабым, кажется, что без него, заказчика, подзаказный пропадет. Поэтому он все время требует, учит, объясняет. Ну а подзаказный старается. В начале дружбы или совместной жизни подзаказный радуется и гордится тем, что такой сильный и основательный человек стал его партнером. С точки зрения подзаказного, заказчику не хватает до идеала самой малости, и эту малость подзаказный пытается восполнить. Однако ему кажется, что он никогда не может угодить заказчику, что тот постоянно им недоволен. На самом деле это не так, просто подзаказный не слышит понятных для него слов поддержки, во всех корректирующих замечаниях и даже вопросах ему чудится упрек. Люди все время ссорятся и всегда как будто из-за пустяков. Это очень утомительные отношения.  Жить в такой семье трудно, невозможно выполнять вместе даже самые элементарные бытовые работы. Поэтому в такой семье все бытовые заботы ложатся на одного из супругов. Чаще всего все делает подзаказный. Но есть и такие семьи, где подзаказный перестает делать что бы то ни было и находит для себя другую сферу деятельности. Например, посвящает служебным делам даже досуг или работает в саду, ремонтирует машину, то есть занимается только таким делом, где его не контролирует заказчик. Кстати, пары, которые расходятся и снова сходятся спустя какое-то время, обычно связаны отношениями социального заказа.

В этой паре нельзя подводить друг друга: выполняйте свои обещания, не срывайте запланированные мероприятия, предупреждайте о своих намерениях. Для выдачи прямого заказа нужно подстроится под приемника проявить к нему хорошее отношение и предметно позаботится о нем. Комфорт в этих отношениях дается за счет совместной психологической  работы. Приемнику не стоит драматизировать события. Лучше выразить свои эмоции через посредника, который способен примирить крайности или, по крайней мере, утешить.

zakaz-6

Психологическая суть общения с подзаказным – пробудить его творческие способности, заставить его приложить усилия и добиться результатов в том или ином виде деятельности. Отношения заказа лучше всего подходят для параллельной ( не совместной) работы на разных участках общего дела. Их следует выбирать для стабильной деловой активности. Заказные диады и триады зарекомендовали себя в качестве очень продуктивных групп, осуществляющих экспансивную политику в своей сфере деятельности.  В нормальных условиях это хорошие отношения для сотрудничества. Партнёры активно обмениваются информацией, не слишком задевают слабые точки. Трудности при этом возникают, как правило, от того, что заказчик забывает похвалить подзаказного, поблагодарить за выполненную работу. Заказчик здесь отрабатывает способность нести ответственность за принятие решений. Подзаказный – ответственность за выполнение заданий.

Кроме того, заказчик отчасти похож на активатора (аналогичные творческие функции). Поэтому, если активатора в окружении человека нет, то его роль может в определённых пределах взять на себя заказчик. Творческие проявления заказчика подзаказный воспринимает внимательно и серьёзно, они пробуждают и его творческую активность. Это в свою очередь снимает самоограничение с заказчика, выводя его из тупика.

Отношения заказа – своего рода допинг, побуждающий к активной деятельности, к развитию способностей. На некоторых жизненных этапах, когда потребность в отдыхе и расслаблении минимальна, присутствие заказчика благотворно и способствует творческому раскрытию личности.

Дополнительная информация:

Толкачева Н.Н. «Проявление этики отношений как ТНС в ИО заказа и активации».

Отношения квазитождества

kv-2

Квазитождество – отношения близких по восприятию типов. Здесь возможны дискуссии, обмен интересной информацией, однако трудно понять мотивы и цели партнёра. Они прекрасно подходят для дружбы на расстоянии, нечастых встреч «за чашечкой пива».

Это отношения сосуществования при полном непонимании друг друга. Такое сосуществование может быть мирным или переходить в выяснение отношений, всё зависит от дистанции. Сильные стороны у партнёров похожи, однако реальность они видят по-разному. То, что для одного – предмет интереса, другому кажется либо очевидным, либо не самым важным. Попытки убедить, доказать свою правоту, объяснить что-то – характерная черта этих отношений. Интересы «квазитождиков» лежат в разных плоскостях. Но в дискуссиях с таким партнёром оттачивается искусство отстаивать в общении свои жизненные принципы.

Квазитождественный партнёр не задевает, как правило, ваши слабые места. Угрозы с его стороны не чувствуется. Но равенства с ним тоже не ощущаешь, как с деловым. Он кажется менее способным, но в тех вопросах, которые у вас не получаются, добивается почему-то гораздо большего. Из-за этого страдает самолюбие обоих: такое положение воспринимается как несправедливость.

Couple arguing.

Самое неприятное в этих отношениях – невозможность понять человека до конца. Всегда возникает проблема “перевода” его информации на свой язык. Беседа с квазитождественным хоть и не тяжела, но удовлетворения не приносит. Кажется, что он все специально запутывает, усложняет или упрощает, уводит в сторону. Главный аргумент: то же самое можно изложить по-другому, понятным языком.

Общение носит формальный характер, так как информация, получаемая от партнера, часто не оправдывает ваших ожиданий. Чтобы вести сносную дискуссию, нужно подстраиваться под стиль собеседника. Очень трудно понять друг друга сразу – смысл высказываний другого раскрывается через довольно продолжительное время, когда вновь возвращаетесь к этой проблеме. Одну и ту же мысль партнеры формулируют по-разному. Из-за невозможности что-либо доказать возникают недоразумения и непродуктивные споры. В результате – недооценка партнера.

Квазитождественные могут найти общие темы для разговора, повозмущаться одним и тем же. Но выходы из трудного положения видят совсем разные. Со временем начинает преследовать чувство бесполезно потраченного времени. Поэтому ничто их особенно не связывает, расстаются легко, без сожаления. Довольно бесцветные отношения, к которым хорошо подходит поговорка: “У вас своя свадьба, а у нас – своя”.

Happy people

Квазитождество – хорошее отношение для многолюдных дискуссий. При наличии воспринимающей публики, партнеры обычно оказывают поддержку друг другу, подхватывают и развивают мысли, высказанные одним из них. Составляются смелые, далеко идущие проекты. Однако в узком кругу трудно понять друг друга: создается впечатление, что партнер не вникает в твою информацию.

Квазитождественные отношения устойчивы, когда партнеры согласуют позиции, прежде чем предпринять что-нибудь серьезное. Иначе польза от взаимной поддержки будет невелика. Не подготовившись, не настроившись на совместную деятельность получить полезный эффект от квазитождества невозможно.

Для брака, совместного проживания и длительного партнёрства квазитождество не рекомендуется – слишком сильно взаимное раздражение. К тому же слабые функции одного такие же, как и у другого, поэтому супругам неоткуда ждать поддержки. Полного и абсолютного понимания по ведущим функциям также нет. Вдобавок одинаковая вертность (оба экстраверты или интроверты) и разная рацио/иррациональность также неблагоприятно сказывается на отношениях. Принадлежность к разным квадрам негативно сказывается на сексуальной совместимости.

A36W5J

В этом типе отношений возникает много споров, которые отнимают много сил, энергии и сами по себе не плодотворны, могут длиться до бесконечности. В них не бывает никогда победителя. Невозможно ничего доказать друг другу. Когда в этом типе отношений живут два этических типа – это бурная, эмоциональная, полная страстей жизнь. Когда два логических – более спокойная, но полная напряженности и неискренности.

К сожалению, квазитождественные браки не редкость. Никакого удовлетворения они не приносят, только лишь споры, ссоры и неосуществимое желание перевоспитать партнёра. Тем не менее, часто «квазитождики» отчаянно держатся друг за друга, потворствуя своим страхам. Как впрочем, и пары находящиеся в любых других взаимоотношениях пытаются сохранить семью. Вот только в этом случае все усилия не приводят к положительному результату и рано или поздно брак разваливается. Что же можно посоветовать особо упёртым парам для сохранения хоть сколько-нибудь приемлемых взаимоотношений?

Во-первых, соблюдать дистанцию. Хоть это и трудно сделать в семье, но необходимо попытаться устраивать «разгрузочные дни», когда вы будете отдыхать друг от друга. Можно раздельно ездить в отпуск.

Во-вторых, квазитождественные отношения – экстравертные, отношения на показ, т.е. чем больше в вашем доме народу, тем легче совместное проживание. Статика и покой противопоказаны квазитождеству. Чаще путешествуйте, познавайте мир. Проявляйте интерес к новинкам. Сами что-нибудь изобретайте и пробуйте.

В-третьих, рекомендуется приглашать квазитождественного для решения трудных, ранее не встречавшихся вам задач. Напряжение, в котором держат вас квазитождественные отношения, снимайте через предприимчивость и деловую активность. Избегайте также поспешности в принятии ответственных решений, так как в этих отношениях не достает чувства реальности происходящего.

Отношения имеют ярко выраженный характер расхождения во мнениях. Чем дольше общаешься, тем сложнее понять точку зрения друг друга. Понимание, на уровне логического осмысления – камень преткновения в этих отношениях. Отношения утомляют, но нарастание усталости ощущаешь не сразу.

Взаимное уважение здесь, как и в других отношениях, позволяет избежать немало проблем.

4529ce98-b141-4b32-94b5-db28c07d721c

Понимание структуры отношений, с точки зрения соционики, также облегчает взаимодействие. Особенно, когда отношения нельзя разорвать, как это бывает в случае взаимодействия родителей и детей. Здесь родителям надо быть особо внимательными, т.к. есть стремление перевоспитать ребёнка, навязать ему чужие ценности. Перевоспитать всё равно не выйдет, а вот привить множество комплексов очень даже возможно. Причём они укореняются столь глубоко, что впоследствии (с вылетом чада из гнезда во взрослую жизнь) даже дуал сможет избавить от них не с первой попытки. Самоидентификация у таких детей также бывает затруднена. Причём, до наступления подросткового возраста, эти проблемы во взаимодействии, родителям особо не заметны. Знание соционики, помогает внимательнее относиться к своим детям.

Argue

Работать в отношениях квазитождества довольно сложно, но обменяться опытом в какой-то момент неплохо. Главное – выступать по сильным функциям.  В совместной работе разница подходов приводит к желанию отдалиться от партнера и делать все по-своему. Партнеры проявляют интерес к одним и тем же вещам, но рассматривают их с разных точек зрения. Каждый предпочитает идти своим путем, не оглядываясь на мнение и опыт другого. Совместная работа возможна только на далёкой дистанции или  при разграничении сфер деятельности.

Смысл этих отношений – научиться действовать в условиях конкурентной борьбы, не бояться показать себя и раскрыть свои способности. Они хороши для соперничества в различных формах. В дискуссиях с таким партнёром оттачивается искусство отстаивать в общении свои жизненные принципы.

Отношения полной противоположности (погашение)

pp-3

Погашение – это активные отношения, для них характерен интересный и полезный обмен мнениями, информацией, дискуссии.

В этих симметричных отношениях, довольно близких по структуре типов, партнёры воспринимают мир похожим образом, но важность явлений оценивают по-разному. Соответственно, проблемы здесь тоже похожи. Партнёры легко согласовывают оценки в области сильных функций, но, как правило, не убедительны друг для друга в области слабых.

Это отношения неустойчивой дистанции: нужную психологическую дистанцию установить очень трудно. Это удается сделать только тогда, когда партнёры общаются вдвоём. Появление третьего человека все разрушает: начинается конкуренция рассуждений (вербальных функций), перерастающая иногда в горячие споры. Никому не хочется уронить авторитет в глазах слушателей, ведь речь идёт, как правило, о сильных функциях партнёров.

Flirt-7

Поначалу импонирует манера партнёра вести себя в обществе. Это способствует переходу на близкую дистанцию. При общении в группе психологический климат неожиданно начинает меняться. Интроверт постепенно отчуждается, отношения утрачивают теплоту, становятся формальными, появляется настороженность. Оба начинают в душе сожалеть о предыдущем переходе к доверительным отношениям. Экстраверту кажется, что его неправильно понимают, относятся предвзято. Это не может не удивлять, так как вдвоём взаимопонимание, казалось бы, было очень хорошим. Интроверт гасит активность экстраверта: в его голосе появляются обвинительные интонации, он начинает резко высказываться в адрес экстраверта, критиковать его. Экстраверт пытается отвечать тем же.

В более уязвимой позиции здесь, скорее всего, находится экстраверт. С одной стороны он чувствует себя “как в тылу врага”: всё начинает воспринимать на свой счёт, опасаться неверного шага, разоблачения. А с другой стороны, он не может видеть, что его партнёр – человек, в общем-то, порядочный и хороший. Избежать взаимных обвинений может помочь только высокий уровень культуры партнёров.

pp-6

В погашающих отношениях хорошо заметны технологические огрехи друг друга. Для них характерны упреки в непродуманности действий, скепсис и критицизм. Эмоции для этих отношений губительны: обиды надолго разрывают их. Хорошо просчитывая огрехи партнера, нередко забываешь об уязвимости собственной позиции.

Оба партнёра принадлежат к одному клубу (исследователей или практиков, социалов или гуманитариев), что определяет одинаковую направленность интересов обоих. На стадии знакомства такие партнёры будут очень интересны друг другу. Подход другого к интересующей обоих проблеме представляется оригинальным, необычным, интересным.

В браке это одно из самых трудных взаимодействий. Это связано с тем, что супруги никак не могут достигнуть полного понимания ни по каким вопросам. Через короткое время супружеских отношений начинают нарастать неудовлетворение, недовольство, раздражение.  Очень длительный этап “притирки”  усложняется различием квадральных сексуальных программ. Многие браки в течение долгого времени балансируют на гране развода, а то и распадаются. К сожалению, браков с таким типом отношений встречается довольно много, наверное, по причине притягательности непонятного партнёра при внешней общности интересов. Положение ещё усугубляется тем, что нет, не только взаимопонимания, но и никакой поддержки слабых функций, поскольку они слабы у обоих. Проблемы, общие для пары, будут довлеть над ней, если, конечно, их не решит кто-то со стороны.

pp-7

Такие браки испытывают трудные времена, когда в семье появляется ребенок. Начинается непримиримая конкуренция тех самых “противоположных взглядов”, которые раньше, казалось, просто придавали отношениям пикантность и подпадали под вполне безобидную формулу: милым браниться – только тешиться. Присутствие не только ребенка, но и любых третьих лиц нарушает согласие в парах, связанных отношением противоположности.

В этих отношениях интроверт гасит активность экстраверта (“Бальзак” скептически замечает “Дон Кихоту”, что из его начинаний ничего не выйдет, что “это все чепуха”, и неизвестно, “как еще все повернется”), особенно если интроверт является руководителем экстраверта. Работать лучше раздельно. Если партнёры работают вместе – лучше только вдвоём. Третий – лишний, он «уводит» одного из партнёров, как бы замыкая его на себя. Личные интересы согласовывать трудно, т.к. они имеют разную направленность.

Интересный фрагмент из описания этих отношений есть в работе Г. Рейнина «Соционика: Типология. Малые группы»:

«Такие партнеры могут обсудить вопрос со всех сторон, высказать массу полезных неожиданных идей, но работать вместе — ни в коем случае. Это серьезная проблема формирования групп, особенно в экстремальных условиях, когда людям приходится находиться в ограниченном пространстве достаточно долго и проводить какие-то совместные работы. Фон интертипных отношений тут выходит на первый план и становится существенным препятствием. Я разговаривал с психологами, которые работали с космонавтами. Известны случаи, когда люди на космической станции неделями друг с другом не разговаривали. Не скажешь: «Остановите, я сойду». Хотя и люди хорошие, и специалисты высшего класса.

Все это полезно знать, тогда возникает шанс вынести за скобки подсознательную механику и строить отношения другого рода».

Но такой партнёр может быть источником пополнения наших стандартных программ выживания. Отношения погашения помогают нам научиться согласовывать свои творческие амбиции с исполнением стандартных бытовых обязанностей. Ещё одна задача отношений погашения – научиться рассматривать явления и события с самых разных сторон и спокойно воспринимать «иные» мнения. Хорошо идёт обучение: передача информации почти не требует усилий.

Дополнительная информация:

Анастасия Денисова, Антонина Пушкарева. «Я воспитываю принца». Воспитание ребенка с учетом интертипных отношений: погашение в паре ДОСТОЕВСКИЙ (родитель) — ГАМЛЕТ (ребенок)

Отношения суперэго

konfl-6

Отношения суперэго характеризуются острыми ощущениями, могут быть активными, способствовать генерации идей, однако они не дают полного чувства взаимопонимания. Это отношения уважения друг к другу. Суперэго значит “сверх-я”. Партнёр воспринимается как далекий и несколько загадочный идеал. Его манеры и образ мыслей вызывают интерес. Складываются внешне довольно прохладные отношения при внутренней симпатии друг к другу. Так проявляются эти отношения на далекой дистанции.

Общение вначале интересное, но слишком однообразно-утомительное. Из-за этого приходится делать немало усилий над собой, чтобы внести в него элемент новизны и необычности. Если нет темы для беседы, которой бы оба интересовались, общение носит довольно формальный характер. Хочется больше выразить свою точку зрения, чем послушать партнёра. Это объясняется тем, что тема беседы всегда попадает в область ведущей, сильной функции одного и нормативной, тренируемой функции другого, слушать которую малоинтересно. Создается впечатление понимания и интереса к себе, хотя и подозреваешь, что он неглубокий.

superego-2

Когда произошло сближение, характер отношений приобретает новую, малоприятную сторону. На словах понимание обычно остается хорошим. На деле же получается так, как будто партнёр делает все тебе назло. О своих намерениях либо не предупреждают, либо мало прислушиваются друг к другу. Поэтому делают противоположное тому, что от тебя ожидает партнёр. Это может породить немалые споры. Со временем партнёр начинает требовать от другого  партнера большего внимания, чем он обычно  уделяет, и на этой почве появляются взаимные упреки и претензии. Партнеры начинают считать друг друга эгоистами. Постоянные мелкие споры – неизбежный спутник этих отношений на короткой дистанции. Внутренняя предрасположенность к партнёру при этом не исчезает. Надежда на то, что идеал всё-таки достижим, не пропадает. Так и происходит: от очарования на расстоянии – до разочарования и дискомфорта вблизи. Отношения неровные, периодически комфортные, в другие моменты времени – крайне неприятные. И так всё время.

Отношения суперэго постоянно лавирующие, полные пустых обещаний. На попытки поставить себя в зависимость, партнеры оказывают бурное сопротивление. Такая пара очень изменчива, нуждается в свободной смене занятий.

На близких дистанциях отношения наполнены частыми ссорами и примирениями. В них партнеры вовлечены в поиски какого-то устойчивого положения, которое весьма шатко и постоянно ускользает. Невозможно найти логику в поведении друг друга. Отношения характеризуются страстностью и в то же время неразумностью поведения по отношению к партнеру.

Отношения суперэго очень прагматичны. Партнеры соединяются в пару суперэго с вполне осязаемыми, материалистическими интересами. Эта пара способна накапливать опыт методом проб и ошибок. Партнеры также следят за статусом друг друга и очень болезненно реагируют, если кто-то обходит другого в смысле получения благ или привилегий.

устали-6

В этих отношениях необходимо соблюдать психологическую дистанцию, потому что при близких отношениях люди могут раздражать друг друга. Поэтому в семье одному из таких партнеров, или обоим сразу, довольно тяжело: очень трудно все время подстраиваться друг под друга.

Сильно сказывается на этих отношениях также экстра-интроверсия партнёров. Из двух экстравертов, которых связывают отношения суперэго, один обычно недоволен другим, что тот мало уделяет ему внимания, чрезмерно занят посторонними делами. Из двух интровертов обычно одному кажется, что другой слишком навязчив, не оставляет его в покое. В обоих случаях на близкой дистанции возникают недоразумения и размолвки. К тому же это отношения партнёров из противоположных квадр, что не способствует гармонии их сексуальной жизни.

В цело отношения суперэго характеризуются восторженным восприятием друг друга. То, что говорит и делает партнёр, видится как сверхзначимое, вследствие чего весьма велик обучающий эффект. Для обучения по психическим аспектам блока СУПЕРЭГО – это хороший учитель. Важно только не слишком раздражаться в моменты самоутверждения партнёра, когда сильно давление на болевую функцию.

Попытки совместного творчества здесь не встречают понимания. Такие отношения не предназначены для совместной работы, их задача – обеспечить нам ориентацию среди людей.

Также интересное описание  отношений суперэго можно найти в книге  Р.К. Седых “Информационный психоанализ” :

«Название ИВ соответствует его структуре: блок Эго одного из партнеров взаимодействует с блоком СуперЭго второго. В большинстве случаев это взаимодействие не заходит дальше легкого знакомства. Партнеры чувствуют себя несколько “тесновато”. В результате это взаимодействие часто кажется несколько поверхностным. Но иногда бывает так, что люди в этом ИВ вынуждены тесно общаться. Отношения в таком случае могут стать очень глубокими, но все равно никак не простыми. Определяется это структурой взаимодействия блоков. “Взрослый” – “неуверенный подросток”. Случается, что спокойные, уверенные действия “взрослого” пугают или восхищают “подростка”. Редко они могут оставить его равнодушным. При этом у “подростка” почти неизбежно просыпаются проблемы вроде комплекса неполноценности в каком-нибудь из многочисленных его вариантов. Например, он может взирать на партнера несколько подавленно и тихо, может, наоборот, громко пытаться доказать, что и он кое-что понимает в жизни. Во всех случаях, тем не менее, есть нечто общее. “Взрослому” понятны истинное состояние дел “подростка” и его психологические реакции. “Подростку” же ничего не понятно кроме превосходства партнера, и это угнетает. Естественно, дальнейшее развитие отношений зависит в первую очередь от тактичности первого партнера.

Во-вторых, оно связано с развитостью и защищенностью блока СуперЭго второго участника взаимодействия. Печально, но в жизни обычно оба эти условия далеки от идеального состояния. Оттого это взаимодействие обыкновенно не является комфортным. Чтобы не портить отношения супер-эго, никогда не следует быть слишком настойчивым в попытках достучаться до партнера, перевоспитать его или сразу многое получить. Чем спокойнее друг к другу относиться, тем легче общаться. Даже при внешней поверхностности это ИВ может быть очень информативным, потому что СуперЭго, как губка, впитывает интересующий его опыт блока Эго. Что же касается поведения носителя этого Эго, то соционики говорят так. Относись к слабым функциям партнера так, как хотел бы, чтобы он относился к твоим. Ид – СуперИд. Ситуация здесь аналогична только что описанной. “Ребенку” вдруг сильно начинает хотеться повзрослеть, поведение его соответственно меняется, а у настоящего “подростка” это часто вызывает смех. Реакция понятна. Другой вариант взаимодействия, когда Ид чувствует себя настолько взрослым, что с ощущением огромной собственной важности помогает “ребенку”, в жизни встречается реже. Но и тут иногда мешает естественное для “ребенка” стремление позволить о себе заботиться. С точки зрения “подростка” оно несколько обременительно. К сожалению, некоторые из супер-эго осознают эту проблему только после того, как вступили в брак».

В книге Е. Филатовой «Искусство понимать себя и окружающих» есть просто шокирующий пример отношений суперэго:

«Выше мы неоднократно подчеркивали, что соционика рассматривает проблемы партнерства “при прочих равных”. Но в жизни такое случается редко, чаще люди в силу каких-то причин находятся в неравном положении, и такие, казалось бы, симметричные отношения, как отношения суперэго, могут привести к тяжелым и порой драматическим последствиям, если партнеры волею обстоятельств поставлены друг над другом и не в силах увеличить психологическую дистанцию общения. Это тем более касается тех, кто вынужден жить под одной крышей.

Ниже мы приводим рассказ женщины (психотип Достоевский) об ее отношениях с бабушкой (психотип Максим) во времена ее детства.

(Достоевский – Максим)

Самое сильное воздействие на мою судьбу оказала бабушка. Мать моей матери, она приехала к нам, когда мне только исполнилось 9 лет. Из разговоров взрослых я знала, что бабушка прожила тяжелую жизнь, с детства – в прислугах, замужем – под каблуком деда-самодура.

Иных отношений, кроме как унижаться или унижать кого-то, она не знала. Очень быстро в нашей семье я стала для нее “козлом отпущения”, на котором можно отыгрываться, срывать злость, кому можно высказывать постоянное неудовольствие, раздражение. В этом она находила, по видимому, возможность самоутвердиться. Такому ее отношению ко мне способствовала моя совершенная безответность, неумение противостоять такому давлению.

Тогда я все это относила за счет тяжелой жизни бабушки и даже жалела ее, несмотря на то, что мне с ней жилось отчаянно плохо.

Помню, как то весной, по дороге домой из школы, тогда я училась в 6-м классе, я по грудь провалилась под лед небольшой речушки, которую переходила. Прибежала домой – зуб на зуб не попадал, с одежды текла вода. Скрыть от бабушки это не удалось. Когда она увидела, что я пытаюсь раздеться, стоя возле теплой батареи, а рядом – лужа воды, бабушка закатила мне грандиозный скандал. В течение 2 часов, пока родители не пришли с работы, она орала на меня, бегая вокруг, брызгая слюной и размахивая руками, так и не дав мне ни раздеться, ни переодеться.

Нельзя сказать, что бабушка была только злобной. Бывали периоды (к сожалению, довольно короткие), когда она как бы оттаивала. Чаще всего это происходило после того, как она возвращалась из церкви. Посещение храма ее успокаивало, она становилась тихой и доброжелательной. В периоды таких затиший она могла вдруг вкусно меня накормить или даже сшить летнее платьишко. Мать, всегда занятая собой, вообще никогда не думала о том, в чем ходит ее дочь. Каждый день, приходя из школы домой, я настороженно пыталась уловить по всем признакам настроение бабушки, пыталась предугадать, что же меня сегодня ожидает…

Я понимала, что заслужить бабушкино расположение я могла лишь в том случае, если бы выглядела забитой и несчастной – это как будто облегчало ее жизнь, создавало ей более благоприятный психологический фон: раз ее жизнь не удалась, пусть и другие мучаются. Вот почему, когда однажды отец мне принес в подарок коньки с ботинками, я сказала с болью в душе: “Они мне не нужны!”

Отец, ожидавший моей радости и благодарности, был удивлен и обижен, а я не могла объяснить ему, что хождение на каток для меня равносильно самоубийству, бабушка мне этого не простит, ведь даже за праздничным столом, если я протягивала руку за чем-то вкусным, тут же под столом ощущала пинок бабушкиной ноги, означавший: не тронь!

Я понимала уже тогда, что объяснять что-то родителям и тем более жаловаться – совершенно бесполезно. Отец вообще считал, что его дело – работать и приносить домой деньги; проблемы отношений в семье его словно бы не касались. Если говорить о матери, то она предпочитала поменьше бывать дома, мало интересуясь жизнью дочери; во всех ситуациях виноватой оказывалась почему-то только я. Моя же реальная жизнь всецело зависела от бабушкиного расположения (например, от того, накормит она меня или нет).

Самое главное, в чем бабушка старалась продемонстрировать всем свою необходимость, была уборка квартиры. Ее “пунктиком” было мытье полов. Но если я, чтобы как-то заслужить ее благосклонность, старалась вымыть пол, – это ее не удовлетворяло, она начинала следом мыть его снова со словами: “Повозют, повозют тряпкой и думают, что уже чисто!” Все это сопровождалось громким швырянием обуви и раздраженным ворчанием. Было ясно, что угодить ей все равно никогда не удастся…

Такая жизнь обернулась для меня серьезным расстройством нервной системы, я могла заснуть не более чем на два часа в сутки, пришлось уходить в академотпуск (тогда я уже училась на 3-м курсе университета). Но отпуск кончился, а в моем здоровье ничего не изменилось: ведь жизнь осталась прежней, и я занималась с крайним напряжением сил человека, почти лишенного сна.

Однажды сидела я за письменным столом, мучаясь над доказательством какой-то теоремы, а бабушка затеяла мытье полов. С демонстративным кряхтеньем и оханьем она стала лазать на коленках вокруг стола, за которым я сидела, стараясь посильней отпихнуть мокрой тряпкой мои ноги. И тут, впервые за долгие годы таких издевательств и унижений, я сорвалась. Дрожь охватила все мое тело, я вскочила со стула, схватила его и грохнула об пол, стала кричать, почти не помня себя:

– Гадина! Ненавижу! Гадина!

Бабушка глядела на меня совершенно изумленными глазами, потом тихо ушла в другую комнату. Постепенно дрожь улеглась, я пришла в себя… Бабушка долго молча сидела на своей кровати. Потом вдруг растерянным голосом спросила:

– Почему ты раньше-то не говорила мне об этом?

Возможно, она даже любила меня по-своему. И все-таки я была для нее тем самым подручным “клапаном”, который позволял ей выплеснуть все раздражение, накопившееся в ней за ее долгую жизнь… Вряд ли, однако, она отдавала себе отчет в том, что же она при этом делает со мной.

Добавим, что слабость интуиции и этической функции Максима затрудняют ему понимание внутреннего состояния другого человека, если оно не выражается непосредственно.

Итак, мы познакомились с отношениями суперэго на различных примерах, большей частью негативных. Но хотелось бы предложить читателю поразмыслить вот о чем: представьте себе, что в последнем примере психотипы бабушки и внучки поменялись местами…

Маловероятно, что Достоевский стал бы на ком-то отыгрываться, тем более на родном человеке, к тому же еще и малолетнем. А внучка психотипа Максим просто умиляла бы бабушку-Достоевского своей аккуратностью и добросовестностью! А что, если предположить бабушку психотипа Дон Кихот и внука психотипа Наполеон? Не исключено, что в этом случае “потерпевшей” оказалась бы бабушка».

Дополнительная информация:

Андрей Кочетков. «Суперэго: секрет хороших отношений».

Родственные отношения

rodstv-5

Сложные отношения со сходными жизненными установками и противоположными программами их реализации. Партнёры трезво оценивают друг друга, но для реализации похожих целей партнёры используют противоположные методы, что часто настраивает обоих на критический лад по отношению друг к другу.

Родственные напоминают отношения далеких родственников, которые говорят о формально нужных в данных условиях вещах, соблюдая законы вежливости и гостеприимства, но не желают особо вникать в подробности отношений друг с другом. Партнер может привлечь только на расстоянии. При близких контактах после обмена информацией становится скучно, возникает напряженность из-за неумения разрушить установившееся однообразие. В этих отношениях трудно раскрыть себя. В совместных делах происходит взаимное вмешательство, так как партнеры руководствуются противоположными методами действия. В результате пропадает уважение друг к другу. Из-за обостренного видения недостатков другого, партнерам не хватает должного такта при оценке его деятельности.

konfl-1

В методах выполнения одной и той же работы взаимопонимания тоже нет. Их наиболее развитые поведенческие функции противоположны. Пока оба на равных, они этим не задевают друг друга, особенно если оба интроверты, но когда один является начальником другого или при ином неравенстве позиций, это может привести к разногласиям и конфликтам. Совместная работа может быть успешна только, если объём и время общения ограничены. Часто присутствует взаимная критическая оценка, замечания придирки по мелочам.

Родственные отношения утомляют темпераментным однообразием, требуют большой коммуникативной дистанции и новых знакомств. Возникает потребность в самостоятельности и свободе друг от друга. Нет ничего хуже для них, чем запереться в четырех стенах без свежей информации. Широко распахнутые двери в мир, интерес к новинкам и сенсациям поддерживают их экстравертный характер.

В компании эти отношения значительно улучшаются, потому что поведение партнера в контактах с другими людьми обычно очень нравится. В этом отношении “родственникам” есть чему поучиться друг у друга. Шансы на обучение, несомненно, тоже есть, так как речь идет в данном случае как раз о тренируемой словесно-поведенческой функции каждого из них. Один может научиться сдержанности, а другой, наоборот, большей активности. Родственный партнёр может показать решение ваших проблем, причём такое, которое вам и в голову не пришло бы.

rodstv-6

Рассказы друг друга воспринимаются как малоинтересные, внимание пары устремляется на окружающих людей и их способности. Чем разнообразнее, любопытнее окружающая их среда, тем лучше взаимопонимание и в самой паре. При совместном принятии решений партнеры вынуждены напрягаться. Случаются также маломотивированные вспышки агрессивности, а затем следуют выяснение отношений и поиски причин размолвки.

Родственные отношения характеризуются тем, что партнеры стремятся к сходным целям, но достигают их противоположными методами. “Родственники” хорошо чувствуют противоречие между собой, но далеко не сразу решают, что с этим делать. В этих отношениях взаимность держится только на одинаковых чувствах по отношению к кому-нибудь третьему.

Родственные отношения не пробуждают интереса к обсуждению конкретных событий, которые произошли только что с кем-либо из партнеров. “Родственникам” неплохо обсуждать все интересные новинки, увлекательные открытия или сенсации. В такой паре нельзя навязывать конкретные решения или поступки, воспринимаются положительно лишь общие советы по теме.

Партнёры стремятся сохранить завоёванные позиции. Несмотря на интерес к занятиям другого, оба остаются при своем мнении. Похожие чем-то внешне, “родственники” внутренне очень различны. Несмотря на тягу к внешним впечатлениям, каждый ожидает от другого возврат к привычному состоянию. Переход на новые правила игры болезнен.

устали-3

С течением времени родственные типы расходятся все больше, становясь на крайние позиции. Сбросив напряженность во время столь характерного для инволюционных отношений сбоя, партнеры начинают новый раунд общения, заставляя себя забыть о прежних разногласиях.

В семье эти отношения тяжелее ревизных, так как порождают недоверие друг к другу и не дают чувства собственной значимости.

Оба партнёра имеют одинаковую вертность: экстраверты начнут быстро уставать от активности друг друга, а интровертам станет не хватать умения партнёра менять ситуацию, открытости для общения.

Отсутствует поддержка по суггестивным каналам плюс давление творческих функций на болевые. Следовательно, только партнёр позволяет себе расслабиться и развернуть своё творчество (что в рамках семьи вполне естественно), как тут же попадает по больному месту другому. Партнёрам приходится постоянно контролировать свои естественные порывы, дабы избежать конфликтов.

Пример такого взаимодействия в семье описан у Е. Филатовой в книге: «Искусство понимать себя и окружающих». Рассказывает девушка психотипа Есенин:

«Муж у меня психотипа Бальзак. Сверхпунктуальный, иногда даже зануда. Зато работает очень много, если есть настроение и необходимость, и умеет это делать. Когда серьезен, кажется чем-то недовольным, сердитым. “Распугал” всех моих подруг. Одна (Джек) говорит: “Когда вижу Э., становится стыдно. Человек работает, а мы тут болтаем всякую ерунду, нет – чтобы делом заняться. Да и мешаем ему, к тому же”.

Основная проблема наших взаимоотношений и основной источник ссор – его и моя “бесчувственность” в некоторых вещах. Он считает, что проявить внимание к человеку означает, в первую очередь, – сделать что-то для него. При этом неважно, с каким видом и с какими словами. И требует того же от других. Поэтому, если он меня попросил что-то сделать, а я забыла (так как посчитала это не очень важным – да, надо помыть бутылки, пришить пуговицу, проверить текст на наличие ошибок, но это можно и потом), и он мне не напомнил, то потом начинается: “Тебе плевать на мои просьбы, и на меня тоже”; меня такие тирады просто выводят из себя. И я, хоть и виновата, обижаюсь еще сильнее: кидаться такими словами из-за непришитой пуговицы? Или это уже последняя капля? И чем же я ему так досадила? И т. д. Он, в свою очередь, меня не понимает: из-за чего я распыляюсь и уже в слезах? Он же это так просто сказал, для вящей убедительности. Вовсе он так не думает. Это я хочу поссориться.

Недавний характерный эпизод. Заходим мы в аптеку. Я подаю рецепт, его мне возвращают – не хватает какой-то печати. Я в возмущении: медсестра, давая мне рецепт, сказала, что больше ничего не надо. Спешу поделиться своими чувствами с мужем. Жду в ответ нечто вроде: “Да, медсестра, конечно, все перепутала, но ты не расстраивайся – сейчас дойдем до поликлиники и поставим печать”. И слышу: “Вот, я тебе всегда говорил, что надо быть внимательнее, надо было спросить, уточнить…” Никакие мои доводы не помогают: сама виновата, и все тут. Причем, чувствуя мое внутреннее неприятие вообще правильных, но абсолютно ненужных и даже вредных в этой ситуации слов, он еще и усугубляет положение, развивая дальше свою мысль, не обращая внимания на мои просьбы: “Хватит уже, давай не будем об этом”. В результате я в истерике, он рассержен и обижен: вроде бы безобидная, спокойная беседа, а я словно ищу повод для ссоры. Где он не прав? Разве это плохо, когда тебе лишний раз напомнят о том, что надо внимательнее относиться ко всему, особенно если дело касается тебя лично? Мои доводы, что для наставлений надо выбирать время, да и вообще для любых слов – и время, и форму, – воспринимаются негативно: мол, если он будет задумываться над каждой фразой – как и когда ее говорить, – то потеряет массу времени, сил, разве что не сойдет с ума, во всяком случае, будет близок к этому. Я, в свою очередь, чуть ли не в ярости: а как я нахожу время на все это? А что будет, если я начну говорить все подряд, без всякой внутренней цензуры? Он мне: “Говори. Зачем копить в себе злость? Лучше все выплеснуть сразу и забыть”. То, что есть вещи, которые забыть очень трудно, почти невозможно, он понять не, хочет. Или не может. Слова для него – это так, практически незначащие вещи. Не говоря уже о тоне, выражении лица и др. Для меня, увы, это чуть ли не основной источник информации об отношении людей. Причем важно все: и что, и как, и когда.

Если он не сделал что-то по моей просьбе, мне очень легко это простить. Могу не заметить и не испытать даже легкой досады. В последнее время, правда, возникает желание мстительно заметить: вот как, а сам? Причем это исключительно из мести за его слишком частые прошлые замечания по поводу моего невнимательного и наплевательского отношения к нему лично. Но если я это замечу даже в шутливой форме, он будет переживать, как будто допустил серьезный промах и действительно виноват передо мной.

В этом печальном рассказе очень характерно проявление функций 2-го канала супругов. Каждый уверен, что в любых ситуациях подходит только его способ действия: Есенин считает самым главным эмоциональное участие, Бальзак – деловую помощь. Поскольку, к тому же, 2-я функция каждого из них давит на КНС партнера, супруги часто ссорятся. К сожалению, в близких отношениях трудно избежать давления сильных функций на КНС, если такая возможность изначально заложена в структурах психотипов».

Родственные отношения помогают людям решить проблему поиска своего места в жизни и обществе.

Задача родственных отношений – поиск взаимопонимания. Нужно научиться отступать в критических ситуациях, идти на компромисс и стараться спокойно выслушивать партнёра. В этих отношениях основная реакция – раздражение, его трудно скрыть и ещё труднее побороть, следовательно, нужно научиться сохранять спокойствие и уверенность в себе в самых сложных и провокационных ситуациях.

Дополнительная информация:

Блинчевская Е.В. «Соционика. Родственные ИО. Добрым быть выгодно».

Деловые отношения

delov-1

В деловых отношениях партнёры находятся на равных. Половину информации о мире партнёры воспринимают одинаково, другая же часть сведений воспринимается ими по-разному, побуждает в паре творческую активность, интерес и уважение друг к другу. Деловые партнёры часто друг друга понимают и потому не опасаются. В полной мере дружескими их нельзя назвать, скорее товарищескими. Барьеров в общении не возникает, можно сказать друг другу все, что угодно.

Кроме того в этих отношениях очень заметны роли человека – те качества, которые человек пытается усиленно представить в социуме. Из-за этого возможна игра в “кошки-мышки”: умышленное чередование давления и послабления в разговоре. Дело в том, что в таких беседах один всегда имеет преимущество над другим. Все зависит от того, на какую тему зайдет беседа.

В деловых отношениях следует избегать проявлений безоговорочного давления своей сильной ведущей функцией на более слабую ролевую функцию партнера, иначе общение превратится в малоприятное словесное “состязание”.

Общение не является особо притягательным, но поначалу присутствует уважение и интерес к партнеру, хотя и с некоторым оттенком официальности. Через некоторое время обнаруживаешь, что партнер оценивает тебя довольно низко, не имея на то никаких оснований. Отвечая ему тем же, вы стремитесь как бы поставить его на место, доказать обратное. Длительное общение утомляет, потому что нет ни желания, ни сил как-то разнообразить наступившие “серые будни”. Взаимность со временем все больше разрушается.

delov-7

Деловые отношения перерастают в соперничество стилей поведения, требуют постоянного “прощупывания” не уступающего вам конкурента. В мобилизованном состоянии отношения улучшаются, партнеры быстро объединяются против общего врага или общей трудности. Спокойное же состояние ухудшает их, начинают возникать обиды по мелочам. Пара может с азартом выискивать слабые места в позиции друг друга.

Это отношения партнёров с одинаковой вертностью. В этом уже отсутствует дополнение. Внимание экстравертов направлено на всё, что их окружает, поэтому они, как правило , действуют очень активно, чем могут утомлять друг друга. Интроверты, напротив, чересчур замкнуты в своём стремлении сформировать к окружающему своё отношение, и для них было бы хорошо иметь рядом того, кто поможет распахнуть двери в окружающий мир, но рядом – такой же интроверт.

Обычно партнёры пытаются помочь друг другу. Во всяком случае, запрос на оказание помощи воспринимается правильно. Но сама помощь оказывается недостаточно интенсивно. У каждого есть только понимание того, что ни он сам, ни партнёр не в состоянии решить задачи самой проблемной области, так как они одинаковы у обоих. Оба стараются избегать проблем из этой области.

delov-5

В рамках этих отношений возможно совместное деловое сотрудничество. Деловой паре не следует браться за долгосрочные задачи. Эти отношения побуждают партнеров к достижению краткосрочных целей, обещающих ощутимую отдачу. Они утомляют непрерывной борьбой за авторитет, лидерство, значимость.

В деловых отношениях партнеры действуют, казалось бы, сходными методами, но добиваются совершенно разных целей. Поэтому нарастает конкуренция, отбрасывающая обоих назад. После переосмысления своих действий, партнеры опять сближаются для нового рывка вперед и еще более опасного сбоя. Каждый считает, что цель другим поставлена неверно. На поздних этапах развития деловых отношений пропадает всякое желание быть похожими друг на друга.

Для брака, длительного партнёрства и даже дружбы деловые отношения не подходят. Их участники, как правило, безразличны к интересам, проблемам и потребностям друг друга. Общение на далёкой дистанции приятно, но желание сократить её, как правило, не возникает.

Mother and Daughter Reading Together

Деловые отношения (как и любые другие) имеют свои нюансы и особенности в каждой конкретной паре. В книге Е. Филатовой «Искусство понимать себя и окружающих» есть пример позитивного взаимодействия деловых партнёров (со слов постороннего наблюдателя):

«Соседями моими в самолете оказались добродушного вида старичок и мальчик лет шести. Старичок озабоченно глядел в кроссворд. Коварное слово его расстроило, и он, поймав мой взгляд, пожаловался:

– Не умеют у нас кроссворды составлять. Ведь главная задача какая? Доставить человеку радость разгадывания, с одной стороны, и дать возможность подумать, повозиться – с другой. Повозиться, но отгадать, а здесь что? “Математик, чьим именем назван признак сходимости действительных чисел”! Ну кто ж такое отгадает? И посмотреть неизвестно где, и спросить неизвестно у кого…

Я рассмеялась. Дедушка, похоже, был совершенно искренен, когда жаловался на отсутствие источников информации, ничуть не пытаясь получить ответ у соседки в мини-юбке на столь сложный вопрос. Я сказала ему:

– Посмотрите, подойдет “Коши”?

Коши подошел. Так завязалось мое знакомство с пенсионером-колхозником Николаем Ивановичем и его внуком Володей. Узнав, что у меня в руках соционические тесты, дедушка загорелся желанием немедленно протестироваться самому и протестировать внука. Тест дал результат: дедушка – Дон Кихот, а внук – Жуков.

После моих объяснений, что это означает, Николай Иванович, удовлетворенный тем, что оказался в одной компании с Циолковским и Эйнштейном, рассказал:

– Давно я хотел, чтобы Володька у меня погостил, да родители все не отпускали. Я уже и не рассчитывал на это, а тут внучок возьми и скажи: “Прямой выгоды моей не видите! Свежий воздух, парное молоко, а потом, – я же к дедушке еду, что он мне, зла желает?” Подумали и отпустили. Он вообще такой – убедить умеет. Я-то боялся, как бы его наши ребята деревенские не побили, а он в первый же день научил их новой игре и сам же обыграл, по утрам его новые товарищи уже в 8 часов за ним прибегали. Дочка с зятем опасались: “Намучаетесь вы с ним, папа, всегда он на своем стоит упрямо, да еще так сам все объяснит, что вы в дураках останетесь!” Я-то и сам боялся, что скучно ему со мной будет… Оказалось – нет. Книжку читаю – сидит, слушает внимательно, историю рассказываю – вопросы задает, замечания интересные делает. Телевизор вместе смотрим, обсуждаем, все у нас мирно, никаких забот. А мне кажется, что сами они виноваты, мало внимания сынку уделяют. Если бы не я, он до сих пор считать бы не умел… А ведь математика, как Ломоносов говорил, ум в порядок приводит. Я то своих еще трехлетками считать научил…

Не правда ли, повезло внуку с таким дедом? И как кстати здесь оказалась общность функции (у них – логической) 2-го канала! Внук моментально понял преимущества общения с дедом и настоял на своем, используя в доводах ту же функцию, и в подкрепление к ней – всю мощь своей волевой сенсорики…»

А вот пример взаимодействия тех же психотипов, только уже Дон Кихот – ребёнок, а Жуков – отец. Описан в статье А.А. Овчарова и В.В. Мегедь «Ранняя профориентация детей»:

delov-8

«Владимир Юрьевич — начальник цеха на заводе, пользуется авторитетом у коллег, с женой отношения нормальные, а вот сын, по его словам, словно не от мира сего: «Рассеян, занимается какой-то ерундой, пробовал его учить ремонтировать машину, ничего не получилось, он просто лентяй, увиливает, врёт. Только бы книжки читать, в основном, фантастику. Нет, чтобы что-нибудь полезное для жизни изучать. Неизвестно, кто из него вырастет. Доведет до белого каления, а когда сорвусь, ударю, так он, стыдно сказать, на отца руку поднимает! Да и так всё время грубит, норовит наоборот сделать, упрям до крайности, просто какой-то волчонок в доме. Думал, вырастет сын, научу всему, пойдет по моим стопам и дальше, гордиться буду. А он даже учиться не хочет. Говорит — неинтересно. Так что, по-вашему, он нормальный?».

Выслушав исповедь Владимира Юрьевича, можно понять его тревогу по поводу сына. Но ведь у каждого человека своя правда. И у Сережи тоже: «Разве я виноват, что мне не хочется делать того, что он заставляет? Все время кричит на меня, дерётся. Если так и дальше будет, уйду из дома совсем!».

Определили типы личности, отец — Лидер (сенсорно-логический экстраверт), а сын —Новатор (интуитивно-логический экстраверт). Он и в самом деле предлагал отцу сделать усовершенствованную им самим кормушку для птиц, но тот только рукой махнул. Были и другие предложения, но и они не встречали поддержки. У Сережи опустились руки, он почувствовал себя никому не нужным и ушел в свой собственный мир, тем более, что мама заботилась только о том, чтобы он вовремя поел и одевался не хуже других. В их идейных разногласиях с отцом она всегда занимала нейтральную позицию, боясь рассердить мужа. Отношения у отца с сыном «деловые». Это предполагает относительную комфортность при соблюдении некоторой дистанции и формального стиля общения.

Сильная воля, целеустремлённость и напористость, реализм и конкретность Владимира Юрьевича оказывают давление на слабую волю Сережи и его абстрактное мышление. Это привело к серьёзным ссорам, в которых сын не уступал давлению отца.

Взаимная агрессия отдаляла отца и сына, а разница в мировоззрении способствовала росту непонимания. Пришлось объяснять отцу, что если он хочет добиться от сына выполнения поручений, команды необходимо сменить на уговоры и при этом исходить не из необходимости или пользы, а из умения сына сделать это так, как никто другой не сделает. При этом не стоит подавлять его фантазию. Нельзя критиковать его подходы к работе, взгляды и увлечения. Все это нужно принимать, как норму, а не как аномалию. Нужно уважать индивидуальность сына, его непохожесть на отца. Он ни в чем не виноват, и его нельзя сделать другим. Просто нужно помочь ему вовремя найти себя и развить свои способности. Пусть он не станет хорошим бизнесменом, работником торговли, менеджером или начальником стройки, но он может стать хорошим ученым, исследователем, конструктором, программистом.

Отцу надо проявлять больше мягкости, демократичности в общении с сыном, постараться понять его внутренний мир, но не с позиций критики, а дружбы, которая всегда начинается с понимания…»

Общая цель и активные действия значительно улучшают деловые отношения. Например, Есенин и Дюма пишут совместную пьесу. Оба – обладатели хорошего литературного стиля. Тогда фантазер-Есенин может предложить интересную фабулу, нетривиальный ход событий, а сенсорик-Дюма облечёт  все это в сочные яркие образы, и результат может оказаться великолепным!

Смысл деловых отношений в осознании их участниками  своих творческих (в широком смысле этого слова) проблем. Такие отношения хороши, когда человек хочет совершить какой-то творческий прорыв, и ему нудна поддержка единомышленника. Такие отношения эффективны, когда необходимо организовать новое дело, преодолеть трудности, справиться с экстремальной ситуацией или победить в конкурентной борьбе.

 

Отношения конфликта

konfl-8

Конфликтные отношения формально очень напоминают дуальные. И хотя наш конфликтёр отличается от нашего дуала только рациональностью, результат взаимодействия прямо противоположный. Конфликтеры постоянно попадают друг другу на любимые мозоли. Говорят: «Женишься на дуале – будешь счастлив, женишься на конфликтере – станешь философом».

Это отношения подспудно назревающего конфликта. Степень психологической совместимости в этих отношениях наименьшая. Однако это заметно не сразу. Конфликтёр скорее притягивает к себе, чем отталкивает. Он восхищает развитостью тех черт характера, которые у вас слабы.

Контакт и сближение поначалу обоим представляются возможными. Но на этом пути постоянно что-то не ладится. Обдумывая, почему же эти попытки найти общий язык не удаются, приходишь к выводу, что причина непонимания не такая уж значительная, легко устранимая. Нужно только приложить ещё немного усилий – и он меня поймёт. Невольно преследует желание каким-то образом расположить к себе человека.

konfl-12

Однако эти попытки – не что иное, как хождение по краю пропасти. Всегда грозит опасность свалиться в неё – оказаться втянутым в бесплодные, изматывающие споры. Причем в этих ссорах конфликтёры часто словесно бьют по самым больным местам друг друга. Конфликтёру всё время хочется что-то доказать, уточнить, договорить – а он, как назло, не хочет тебя понять. Это вызывает со временем глухое внутреннее раздражение или нервозность.

Самое худшее, что у партнёров, связанных конфликтными отношениями, отсутствует взаимопомощь на деле. Они совершенно не защищают друг друга против атаки извне. Имеется в виду не словесная защита, а умение сделать за партнёра ту часть работы, которая ему явно не по силам, приходится на его слабые функции. Отсутствие защищённости особенно остро воспринимается в условиях враждебной внешней среды. Расставшись с конфликтёром после длительных попыток найти общий язык, испытываешь облегчение.

Если у партнёров есть возможность увеличить дистанцию, то после обмена ударами по больным местам, они расходятся. Но если, например, они состоят в браке, это сделать не так-то легко, и отношения могут стать невыносимо тяжелыми.

Главное в отношениях конфликта  – психологическая дистанция, подчеркнутая вежливость и никаких попыток излить душу! Конечно же, ни о какой гармонии в близких (например, семейных) отношениях здесь не может быть и речи. Но в случае, когда эти люди общаются на далекой дистанции, например, являются членами одного клуба, они могут весьма плодотворно пользоваться советами один другого и даже поддерживать многолетнюю “дистанционную” дружбу, если относятся с уважением друг к другу. Но, конечно, при общении на близкой дистанции конфликт неизбежен.

Эти отношения могут быть полезны в работе при условии параллельной, а не совместной работы. А также в тех ситуациях, когда мы полностью дезориентированы, и не знаем, куда двигаться дальше. Здесь именно наш конфликтёр разбирается вполне экспертно. И именно он призван вывести нас из тупика, когда проблема выбора затмевает для нас всю окружающую реальность. Хороши для самопознания.

устали-5

И ещё:

«Этот партнер сразу привлекает ваше внимание каким-то необычным воздействием на вас. Если области деятельности разъединены, то общение протекает в целом гостеприимно. Вызывают интерес те методы, которыми партнер решает свои проблемы. При попытках тесно сотрудничать его поведение начинает вас все больше дезориентировать. В результате такого разнобоя накапливается раздражение, которое может привести к конфликту, если вовремя не разойтись.

Возникшие разногласия только раздуваются при вмешательстве третьих лиц. Глубинные причины конфликта – полная противоположность основных свойств личности – при общении с глазу на глаз не устраняются (это невозможно в принципе), но обуздываются, загоняются внутрь. Конфликтная пара становится более уживчивой при максимальной изоляции от внешних влияний.

Удерживаться вместе столь противоположные люди, какими являются конфликтеры, могут лишь при условии, что они будут придерживаться системы предупреждений о своих вкусах, привычках и намерениях. Конфликтность, чтобы не перерасти в столкновение, нуждается в планировании разрядок внутреннего эмоционального напряжения. Синтегрированные конфликтеры плохо переносят неизвестность, намеки, “заходы” с тыла. Эти отношения устойчивы только тогда, когда опираются на твердый, раз и навсегда заведенный ритм жизни.

Участники конфликтных отношений якобы готовы демонстрировать разумность, поскольку им все же удается держаться вместе вопреки явному несходству характеров, но это становится возможным только за счет постоянного подавления внутренних отрицательных эмоций. Советы конфликтёра кажутся нарочито нелогичными. Приходится постоянно себя сдерживать, чтобы не нанести ответный удар.

Конфликтные отношения препятствуют смелым и раскованным инициативам, ориентируют людей на консервативные, рутинные ценности. В них быстро гасится “полет фантазии”. Партнеры успешно занимаются лишь известными им и отработанными на практике делами.

Особой статичности требуют конфликтные отношения. Конфликтеры консервируют сложившееся равновесие сил, очень не любят неожиданностей. Переход в новый режим существования крайне труден, воспринимается почти как стихийное бедствие. Партнеры в конфликтной паре противодействуют изменениям, цепляются за старое. И только убедившись, что все связи разрушены, принимают новый уклад жизни.

Конфликтные отношения сводят вместе антиподов – максимально противоположные типы людей. Сближение позиций здесь бывает лишь кратковременным, во время которого партнеры могут значительно продвинуться вперед. В остальных случаях различия закрепляются. Внутренняя напряженность сразу же дает о себе знать, если конфликтеры сблизятся на более короткую дистанцию, чем их вынуждают внешние обстоятельства. В лучшем случае все заканчивается взаимным подшучиванием, в худшем – силовым столкновением».

В.В. Гуленко “Критерии взаимности”

Дополнительная информация:

Ирина Недзвецкая. «Конфликтер – ваш социальный проводник».

Миражные отношения

mirag-2

«Не говори мне больше о любви.
Она – мираж, несбыточный и зыбкий.
Не утруждайся новою попыткой,
Не говори мне больше о любви!»

Наталья Баскакова 

 

Название мираж очень точно отражает содержание этих отношений. Общие цели и взгляды партнёров только кажутся таковыми. На первых порах отношения порождают иллюзию дополнения, но когда мираж рассеивается, разочарование бывает очень болезненным.

Яркую иллюстрацию можно найти у В. Стратиевской: «Пример: она — Дюма, он — Жуков. “Когда я его увидела, я была поражена его красотой. Я такого красивого мужчины в жизни не видала. Мы познакомились и на другой день он пришёл ко мне и принёс огромную охапку огненно – красных роз. Я подумала: Вот бы за кого выйти замуж!”. В тот же день он предложил мне стать его женой, и мы подали заявление в ЗАГС. Вы спрашиваете, раздумывала ли я? сомневалась ли? Нет, я ни минуты не сомневалась. Я была уверена и в нём, и в себе. Мы поженились и у нас ни одного дня не проходило без ссоры. По любому поводу: кто должен помыть посуду, кто вытрет пыль, кто сделает то, кто сделает это. Мы с ним постоянно об этом спорили. А у него на всё был один ответ: “Пункт А: муж всегда прав. Пункт Б: смотри пункт А.”
Я не захотела с этим мириться и мы развелись».

mirag-6

В реальности различия между миражником и дуалом более существенны, чем сходство. Если это учитывать, то отношения могут быть вполне плодотворными. На короткой временной дистанции можно получить практическую поддержку и расслабиться. Ни одно из интертипных отношений так не расслабляет и не расхолаживает партнёров, как миражное. С “миражным” партнёром приятно отдыхать или обсуждать посторонние темы. Человек как бы расплывается, деконцентрируется, превращается в зыбкий мираж. При таком партнёре не хочется заниматься делами.

Деловое сотрудничество при таком характере отношений затруднено. Совершенно непонятны мотивы поступков друг друга. То, к чему стремится партнёр, кажется несущественным, не заслуживающим внимания. Ожидают друг от друга совершенно иной активности. Поэтому один охлаждает другого в его деловых замыслах. Партнёры как будто играют в испорченный телефон. Такое общение со стороны порой может выглядеть весьма смешно.

Интроверт в этой паре пытается избавиться от попыток экстраверта, навязать свое мнение, хочет добиться определённой автономии. Экстраверт же хочет сделать из интроверта “нормального” человека. Оба настроены к способностям друг друга критически.

Размолвки в этих отношениях, как правило, непродолжительны. Партнёры тянутся друг к другу. Временами отношения становятся очень хорошими и теплыми. Это происходит тогда, когда они мало говорят на конкретные темы, а больше делают работу вместе. Обсуждение результатов успешно законченной работы воодушевляет, но при новых попытках приняться за дело вновь сталкиваются с теми же трудностями. Но вместе вряд ли можно многого достичь из-за невозможности собраться и работать на полную силу.

В этих отношениях не хватает откровенности, они надоедают. Конфликтов немного, но очень не хватает эмоций, радости.  Часто миражники просто не понимают друг друга и говорят каждый о своем. Неприятно поражает то, что партнер иногда довольно грубо вмешивается в ваши дела, не предупредив об этом. Результатом этого могут быть бурные выяснения отношений. Партнер часто не одобряет тех дел, которыми вы занимаетесь с душой. Дискуссии непродуктивны.

Миражникам гораздо приятнее общаться вдвоем, чем в большой группе. Дискуссии, которые возникают по причине влияния посторонних лиц, могут привести к серьезным разногласиям. Такая пара мало интересуется внешним миром, сосредоточивается на своих внутренних личностных проблемах. Миражность требует умения идти на уступки. Выработать какой-либо плановый стиль совместной жизни не удается.

mirag-5

Для устойчивости отношения миража партнеры должны симпатизировать душой друг другу. Логические доказательства своей правоты в этих отношениях не имеют смысла. В этих отношениях, даже испытав горечь краха надежд, не теряешь веру в их улучшение.

Для миражных отношений показательна изменчивость внутренних состояний – от завораживающего чувства гармонии до настоящей злости к партнеру. При миражности надо чутко реагировать на побуждения партнера. Изменчивые лирические и ностальгические состояния, которые периодически возникают у миражников, укрепляют их доверие друг к другу, но в то же время и порождают грусть о недолговечности человеческого счастья.

В браке миражные отношения напоминают ситуацию с чемоданом без ручки – и нести тяжело, и бросить жалко.

Однако миражный партнёр лучше других оценит наши подсознательные самоограничения и комплексы, и сумеет вовремя на них указать. Таким образом миражные отношения призваны вернуть нам нашу внутреннюю свободу, осознать лишние ограничения, которые мы бессознательно принимаем. Способствуют интеллектуальному обогащению.

Интересное описание миражных отношений есть у Г. Рейнина:

mirag-1

«Это, пожалуй, самые загадочные отношения. Например: Дон Кихот и Есенин, Жуков и Дюма, Гамлет и Драйзер, Максим и Джек, Гексли и Бальзак, Достоевский и Гюго. Как ни странно, в этих отношениях я ни разу не видел, чтобы были какие-то особые конфликты. Тут, как в любом диалоге: мое представление обо мне общается с моим представлением об этом человеке и, соответственно, его представление о себе общается с его представлением обо мне. Происходит какое-то действие, и вроде бы все хорошо, все в порядке — у меня полная иллюзия, что мы друг друга поняли. Потом неожиданно оказывается, что мы имели в виду совершенно разные вещи. Разве у вас не бывало таких ситуаций? Вы поговорили с человеком и вроде бы довольные друг другом разошлись, но потом выясняется, что он ничего не понял из того, что вы ему хотели сказать, а он, оказывается, говорил вам что-то такое, чего вы даже не слышали.

Эти отношения потому и называются миражными, что вы как бы видите перед собой мираж. Когда речь идет о переговорах, когда нужно точно знать, что партнер тебя понял, лучше лишний раз уточнить, а еще лучше — бумагу написать. Я имею в виду в основном производственные взаимодействия, потому что в семье, сами понимаете, бумагу каждый раз писать не будешь. А вот когда вы ведете деловые переговоры, обязательно следует уточнять или иметь с собой сотрудника соответствующего типа, говорящего на том же языке, что и деловые партнеры.

В этих отношениях первая функция одного находится на минус-первой функции другого: «Я тебя очень часто просто не замечаю, и ты, соответственно, меня точно так же не замечаешь». Это взаимное игнорирование. Соответственно, того, что я хочу, ты боишься, и наоборот. Следующая зона — зона творческой функции: «Мне интересно, как ты делаешь то-то и то-то, потому что это находится в зоне моих проблем».

Мотивы поведения человека в миражных отношениях оцениваются партнером совершенно неправильно. И, как ни странно, его поведение при этом достаточно хорошо вписывается в созданный миражный образ. Довольно долгое время может казаться, что отношения объективно успешны и понятны. Однако в какой-то момент выясняется, что никто никого не слышал и никто ничего не понял. Часто партнеры соглашаются друг с другом, но каждый имеет в виду что-то свое. С кем-то можно договориться, а с миражными надо обязательно записывать. Это будет некоторой гарантией взаимного понимания. Иначе существенные моменты могут ускользнуть.

Люди начинают подозревать друг друга в хитрости, корысти в силу распространенной убежденности, что все живут в таком же пространстве, что и они.

Человеку кажется, что сверх того, что он видит, ничего в мире нет. При этом он полагает, что все остальные видят мир так же. К сожалению, имея такую иллюзию, мы очень часто попадаем впросак и порождаем конфликтные ситуации, не допуская существования иных психологических пространств, совершенно не похожих на наше.

Каждый, строго говоря, живет в собственном пространстве, а вот сопрягается ли оно с пространством другого человека — большой вопрос. Изучение соционики позволяет лучше понимать психологические миры других людей. Однако часть этих миров может оказаться недоступной для пас вовсе не потому, что мы глупы, а потому, что некоторые вещи не входят в наше представление о мире вообще. Как ни грустно, но это приходится признать! И научиться принимать».

Григорий Рейнин «Соционика: Типология. Малые группы»

 

Зеркальные отношения

mirror-4

В зеркальных отношениях у партнёров очень много общего. Они получили свое название из-за того, что слова одного отражаются, как в зеркале, в поступках другого. То, о чём думает один, другой с лёгкостью выполняет. Получается, что при общей направленности интересов действуют они по-разному. Зеркало оказывается искривленным, так как корректирует, исправляет свои поступки каждый исходя из совсем других норм поведения, чем партнёр. По этой причине и возникает недоумение, а порой и претензии друг к другу. Каждый стремится подправить поведение партнёра, однако такие попытки перевоспитания не имеют шансов на успех.

С другой стороны, если учитывать чисто словесную сторону общения, зеркальные отношения могут быть названы отношениями конструктивной критики. Дело в том, что в зеркальной паре оба партнёра всегда либо теоретики, либо практики. Поэтому у них всегда найдутся общие темы для бесед и обсуждений. Причем каждый видит лишь 50% одной и той же проблемы, поэтому всегда интересно, что думает по этому же поводу “зеркальщик”. В результате совместной работы происходит взаимная коррекция, уточнение. Критика почти всегда является конструктивной, так как действительно может быть учтена. В зеркальной паре происходит качественный анализ проблемы с двух противоположных сторон, чем достигается значительная глубина проникновения в суть обсуждаемого. Однако на широкой публике возникает тенденция к несколько нездоровой конкуренции.

Обычно эти отношения поддерживают обоих партнеров в радостном, приподнятом настроении, общение протекает энергично, оставляя яркие впечатления. Партнерам удается взаимодействовать особенно хорошо, если у них есть общее дело.

Зеркальные отношения полезны для совместного решения профессиональных задач, конечно, если оба партнера работают в соответствующей их типам личности сфере. Например, Дон-Кихот и Робеспьер прекрасно сотрудничают, занимаясь наукой. Наполеон и Драйзер могут успешно сотрудничать в торговле, но в науке, скорее всего, предпочли бы в качестве партнера кого-нибудь из сайентистов. Эти отношения, пожалуй, занимают второе место после тождественных по КПД взаимообучения партнеров. Опять-таки при условии, что оба занимаются своим делом.

MED0000662

В таком взаимодействии хорошо проверять правильность высказываний каждого, появляется желание учиться у партнера тому, чего не умеешь сам. Обычно дискуссии носят мирный характер и не ухудшают отношений. Им есть чему поучиться друг у друга, – правда, иногда это приводит к искушению поучать партнера.

В зеркальных отношениях заложена способность к взаимопониманию и взаимопомощи. Хорошие отношения для работы, творчества, самореализации. Если люди заинтересованы в творческом росте и самовыражении, в этих отношениях они найдут хорошую поддержку. Хорошо подходят для дружбы, основанной на совместных интересах и увлечениях. Зеркальщики – часто хорошие приятели, им интересно вместе, но по-настоящему теплая атмосфера возникает лишь тогда, когда появляется дуал одного из них, который обязательно является активатором другого.

Для семейной жизни эти отношения нежелательны: мелкие цели у партнёров совпадают, а глобальные, далеко идущие – нет. Разными являются и способы достижения цели. Конфликты возникают из-за того, что зеркальщикам трудно проявлять друг о друге личную заботу, а также из-за несовпадения жизненных ритмов, обусловленного различной рацио/иррациональностью. Вдобавок из-за похожих слабых сторон, им сложно помочь друг другу. К сожалению, подобные супружеские союзы – не редкость. Конечно, в некоторых ситуациях лучше такой муж или жена, чем никакого. Но если есть выбор, не стоит им пренебрегать.

Психологическая суть зеркальных отношений – обретение настоящего или, по крайней мере, беспроблемного в общении друга, взаимное сочувствие и достижение духовной близости. В идеальном варианте они предназначены для дружбы в классическом её понимании.